Палубный самолет истребитель СУ-33

Новое имя

На салоне МАКС-2001, истребитель впервые получил название Су-47 «Беркут». Летные характеристики машины остались прежними. Новое имя было дано самолету исключительно ради привлечения внимания. Фирма «Сухой» присваивала букву «С» опытным машинам, в то время как готовые модели получали индекс «Су». Однако в данном случае смена названия не несла каких-либо практических предпосылок. Фраза «Истребитель пятого поколения Су-47 «Беркут»» звучала красиво, но была не более чем лозунгом для неосведомленных СМИ.

Самолет испытывали еще несколько лет. Его тестировали на различных скоростях, высотах и режимах полета. Позже появилась информация о том, что из-за активных испытаний «Беркута» возникли проблемы с некоторыми агрегатами. В этой связи были введены ограничения на максимальную скорость полета, угол атаки и прочие летные параметры.

Проект Су-47 «Беркут», характеристики которого мы сегодня рассмотрели, позволил российским авиаконструктором протестировать несколько весомых гипотез и собрать массу информации о самолетах с КОС. Полученные экспериментальным путем данные об обтекании и поведении таких машин дали отечественному авиастроению возможность закрыть несколько «белых пятен» в теории.

Первый, но не последний

До этого в составе ВМФ страны не было ни летательных аппаратов подобного типа, ни кораблей, способных их принимать. А на вооружении ВМС ведущих военно-морских держав мира тогда уже находилось более двух десятков авианосцев.

США в то время располагали 16 кораблями (в т. ч. шестью атомными), каждый из которых имел на борту по 70−80 летательных аппаратов — штурмовиков А-6Е и А-7Е, истребителей-штурмовиков F/A-18, истребителей F-14, противолодочных самолетов S-3 и самолетов радиолокационного дозора и наведения Е-2С, взлетавших с палубы при помощи паровых катапульт, а также вертолетов различного назначения.

Поэтому не удивительно, что в СССР приступили к реализации программы создания тяжелого авианесущего крейсера (ТАВКР) проекта 1143−5, призванного обеспечить противовоздушную оборону корабельных соединений ВМФ в мировом океане.

Для него понадобились палубные истребители. Ими стали Су-27К и МиГ-29К. Именно в их обостренной конкуренции проходили испытания этих самолетов.

Вот что сказал генеральный конструктор ОКБ Сухого Михаил Симонов на одном брифинге за рубежом:

 — Американцы считают, что мы сделали в своё время Су-24, конкурируя с «Дженерал Дайнэмикс» и их бомбардировщиком F-111. Они также убеждены в том, что штурмовик Су-25 мы построили в противовес американскому A-10. А в случае с Су-27 тут и вообще деваться некуда: оказывается, мы конкурировали с американским F-15!

Все это — чепуха! Названные самолеты созданы в «ОКБ Сухого» с одной единственной целью — победить в конкуренции… генерального конструктора МиГа Р. А.Белякова…”

Испытания этих самолетов проходили не всегда благополучно, и не только с потерей истребителей, но и гибелью летчиков.

Всего с момента первого полёта Су-33 произошло 8 аварий, 5 из которых были вызваны техническими неисправностями самолёта.

Секретный режим

25 сентября 1997 года, прототип истребителя С-37 впервые был поднят в воздух. Однако о существовании секретного проекта знали и ранее. Еще в 1994 году зарубежная пресса писала о разработках некого перспективного российского самолета. Западные журналисты предположили, что истребитель будет назван С-32. А в некоторых публикациях даже говорилось о крыльях обратной стреловидности.

Отчасти заграничные журналисты были правы. В 1996 году в издании «Вестник воздушного флота» была опубликована фотография, сделанная на заседании Военного совета. Кроме представителей авиапромышленности, на фото можно было обнаружить две модели самолета. Одна из них была узнаваема – самолет Су-37М, а вот вторая вызвала массу вопросов. У черного макета с белым индексом «32» было переднее оперение и крыло обратной стреловидности. Фирма «Сухой» ответила на шквал появившихся вопросов просто: «Никаких работ в данном направлении не ведется». Позже выяснилось, что подобные ответы были обусловлены строгим режимом секретности. На самом же деле работы велись, причем с начала 90-х.

Фюзеляж

Крыло обратной стреловидности имело консоли, стреловидность по передней кромке которых составляла 20 градусов, а по задней – 37. Передняя кромка формировала в корневой части наплыв прямой стреловидности. Он, вместе с консолью с прямой и обратной стреловидностью, увеличивал обтекание данной части планера. Передняя кромка крыла была оснащена отклоняемым носком, а задняя – односекционным элероном и односекционным закрылком. Ввиду высоких требований по жесткости крыло на 90% состояло из композитных элементов. Остальные детали были металлическими.

Около центра фюзеляжа, сбоку от воздухозаборников, на самолете было установлено переднее горизонтальное цельноповоротное оперение трапециевидной формы. Что касается хвостового оперения, то оно также было сделано цельноповоротным, вытянутой формы с передней кромкой большой стреловидности. Самолет-истребитель имел вертикальное оперение схожее с килями модели Су-27, однако, меньшей площадью.

Фюзеляж самолета получил плавные обводы, а его сечение больше всего напоминало овал. Носовая часть схожа с аналогичным элементом модели Су-27. По бокам от задней части кабины размещаются воздухозаборники, без возможности регулировки. На поверхности, приблизительно посредине фюзеляжа, около корневой части крыла устанавливались дополнительные воздухозаборники, которые активируются при интенсивном маневрировании, взлете и посадке. Каналы воздухозаборников на пути к моторам изгибаются, прикрывая лопатки компрессоров и снижая заметность самолета при виде с фронта. По бокам от сопел моторов на самолете установлены небольшие обтекатели, внутри которых можно разместить радиоэлектрическое оборудование.

Воздушная лаборатория

Стоит отметить, что по окончании основной программы испытаний самолет Су-47 «Беркут», аэродинамическое качество которого было уже досконально изучено, поучаствовал в еще одной исследовательской кампании. Так как он был единственным российским самолетом с габаритами истребителя и наличием внутреннего грузового отсека, его выбрали на роль платформы для отработки некоторых конструкторских решений будущей модели Т-50 в рамках программы ПАК ФА.

Истребитель Су-47 «Беркут», целевая нагрузка которого могла составлять до 8 тонн, в 2006 году оснастили новым грузовым отсеком, предназначенным для Т-50. Целью доработки была проверка внутреннего оснащения и створок отсека, на предмет работоспособности в условиях полета. «Беркут» совершил порядка семидесяти полетов с этим грузовым отсеком с открытыми створками. Створки открывались и фиксировались еще до взлета. К 2008 году был создан новый грузовой отсек, испытания которого ограничились 25-ю полетами.

Кроме того, в ходе испытаний в рамках программы ПАК ФА, на Су-47 перевозили весовые имитаторы перспективных ракет. По данным, полученным по итогу испытаний, конструкторы создавали грузовые отсеки нового истребителя Т-50.

Дальняя (стратегическая) авиация

Дальняя авиация является средством Верховного Главнокомандующего Вооруженными Силами России и предназначена для решения стратегических, оперативно-стратегических и оперативных задач на театрах военных действий (стратегических направлениях). Дальняя авиация также является составляющей триады стратегических ядерных сил.

Основные выполняемые задачи в мирное время — сдерживание (в том числе ядерное) вероятных противников; в случае начала войны — максимальное снижение военно-экономического потенциала противника путем поражению его важных военных объектов и нарушению государственного и военного управления.

Основными перспективными направлениями развития дальней авиации являются поддержание и наращивание оперативных возможностей по выполнению поставленных задач в составе стратегических сил сдерживания и сил общего назначения за счет проведения модернизации самолетов с продлением их срока службы, закупка новых машин (Ту‑160 М), а также создание перспективного авиационного комплекса дальней авиации ПАК-ДА.

Основным вооружением самолетов дальней авиации являются управляемые ракеты, как в ядерном, так и в обычном снаряжении:

  • стратегические крылатые ракеты большой дальности Х‑55 СМ;
  • аэробаллистические гиперзвуковые ракеты Х‑15 С;
  • крылатые ракеты оперативно-тактического назначения Х‑22.

А также свободнопадающие бомбы различного калибра, в том числе в ядерном снаряжении, разовые бомбовые кассеты, морские мины.

В перспективе в состав вооружения самолетов дальней авиации планируется ввести высокоточные крылатые ракеты нового поколения Х‑555 и Х‑101 со значительно увеличенной дальностью и точностью.

Бомбардировочная авиация в составе дальней авиации

Основу современного самолетного парка дальней авиации ВВС России составляют бомбардировщики-ракетоносцы:

  • стратегические ракетоносцы Ту‑160–16 единиц. До 2020 года возможна поставка около 50 модернизированных машин Ту‑160 М2.
  • стратегические ракетоносцы Ту‑95 МС — 38 единиц, и еще около 60 на хранении. С 2013 года ведется модернизация этих самолетов до уровня Ту‑95 МСМ с целью продления срока эксплуатации.
  • дальние ракетоносцы-бомбардировщики Ту‑22 М3 — около 40 единиц, и еще 109 в резерве. С 2012 года осуществляется модернизация 30 самолетов до уровня Ту‑22 М3 М.

Также в состав дальней авиации входят самолеты-заправщики Ил‑78 и самолеты-разведчики Ту‑22 МР.

Ту‑160

Работы над новым многорежимным стратегическим межконтинентальным бомбардировщиком были начаты в СССР в 1967 году. Испробовав самые разные варианты компоновок, конструкторы в конце концов пришли к конструкции интегрального низкоплана с крылом изменяемой стреловидности с четырьмя двигателями, установленными попарно в мотогондолах под фюзеляжем.

В 1984 году Ту‑160 был запущен в серийное производство на Казанском авиационном заводе. На момент распада СССР было выпущено 35 самолетов (из них 8 прототипов), к 1994 году КАПО передало ВВС России еще шесть бомбардировщиков Ту‑160, которые дислоцировались под Энгельсом в Саратовской области. В 2009 были построены и поставлены в строй 3 новых самолета, к 2015 году их количество составляет 16 единиц.

В 2002 году Минобороны заключило договор с КАПО на модернизацию Ту‑160 с целью постепенно отремонтировать и модернизировать все бомбардировщики этого типа, находящиеся в эксплуатации. По последним данным, до 2020 года на вооружение ВВС России будут поставлены 10 самолетов модификации Ту‑160 М. Модернизированные машины получат систему космической связи, усовершенствованные прицельные системы наведения и электронику, будут способны применять перспективные и модернизированные (Х‑55 СМ) крылатые ракеты и обычное бомбовое вооружение. Ввиду потребности в пополнении парка дальней авиации в апреле 2015 года Министр обороны России Сергей Шойгу поручил рассмотреть вопрос о возобновлении производства Ту‑160 М. В мае того же года Верховный главнокомандующий В. В. Путин официально поручил возобновить производство усовершенствованных Ту‑160 М2.

Испытания продолжаются

Несмотря на аварии и катастрофы, испытания продолжились. Для отработки авиационно-технических средств обеспечения взлета и посадки палубных самолетов (катапульты, аэрофинишера, аварийного барьера, оптических и радиотехнических систем посадки), изучения специфики корабельного базирования самолетов, а также тренировок будущих летчиков палубной авиации в Крыму, вблизи г. Саки, на аэродроме Новофедоровка, решено было построить Научно-исследовательский и учебно-тренировочный комплекс (НИУТК), позднее получивший название «Нитка» (наземный испытательно-тренировочный комплекс авиационный).

В его состав вошли разгонное устройство (аналог катапульты) и блоки тросового и цепного аэрофипишеров. Затем комплекс был оборудован трамплином. Старт с трамплина имел даже ряд преимуществ перед традиционным для западных авианосцев катапультным способом взлета.

При взлете с носового трамплина скорость отрыва самолета не превышает 180−200 км/ч при длине разбега 100−180 м, поэтому летчик испытывает небольшие продольные перегрузки и полностью контролирует ситуацию. С другой стороны, старт с трамплина, происходящий при относительно невысоких скоростях поступательного движения, диктует более строгие требования к тяговооруженности летательного аппарата, характеристикам его устойчивости и управляемости.

В пользу трамплина свидетельствовал и один из неустранимых недостатков катапульты, проявляющийся в зимнее время. Дело в том, что вследствие неизбежного травления пара из ствола разгонного трека катапульты, могут образовываться наледи, приводящие к заклиниванию поршня и, соответственно, к отказу всего устройства.

Отработка трамплинного способа взлета истребителей началась на комплексе «Нитка» летом 1982 г. Первый взлет с трамплина осуществил 21 августа летчик-испытатель ММЗ им. А. И.Микояна А. Г. Фастовец на МиГ-29. Спустя неделю, 28 августа, с трамплина стартовал и Т-103, управляемый Н. Ф.Садовниковым. Всего в ходе первого этапа испытаний на комплексе «Нитка», продолжавшегося до 17 сентября 1982 г., было выполнено 27 взлетов, в т. ч. 17-е трамплина.

Результаты первого этапа испытаний на комплексе «Нитка» заставили существенно скорректировать профилировку взлетного трамплина — теперь его поверхность образовывала кривая третьего порядка, а не дуга цилиндра.

Проведенные в 1982—1983 гг. испытания на комплексе «Нитка» подтвердили принципиальную возможность создания серийных корабельных истребителей трамплинного взлета и аэрофинишерной посадки.

В результате, 18 апреля 1984 г. вышло постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР, задававшее МЗ им. П. О.Сухого разработку на базе самолета Су-27 корабельного истребителя противовоздушной оборони Су-27К Этим же документом ММЗ им. А. И.Микоянa поручалось создание многоцелевого корабельного истребителя МиГ-29К, который мог бы использоваться и для нанесения ударов по надводным и береговым целям.

С-22

М. П. Симонов – генеральный конструктор ОКБ Сухого – предложил начать разработку нового самолета, но в инициативном порядке. Очевидно, конструкторам хотелось заняться перспективной тематикой, без рисков провала. Так появился проект модели С-22 с крылом обратной стреловидности (КОС). Такая конструкция, по сравнению с традиционной, имела ряд преимуществ:

  1. Повышение аэродинамических качеств при маневрировании.
  2. Большая подъемная сила при крыле той же площади.
  3. Улучшенные взлетно-посадочные характеристики.
  4. Улучшенная управляемость.
  5. Меньшая скорость сваливания.
  6. Смещение силовых установок к хвосту, открывающее возможность освобождения полезного объема для багажа.

Как это обычно бывает, достоинства сопровождались недостатками:

  1. Упругая дивергенция крыла.
  2. Большой вес конструкции.
  3. Увеличенное лобовое сопротивление.
  4. Смещение аэродинамического фокуса.

Лишь решив все перечисленные проблемы, можно было получить положительный эффект от применения КОС. Уже на ранней стадии работ конструкторы определились с основными технологическими решениями. Крыло было предложено делать с использованием углепластиков. Количество металлических элементов максимально сократили. Крыло оборудовали отклоняемыми носками для оптимизации обтекания при больших углах атаки. К середине девяностых концепция самолета С-22 была определена. Он должен был получить один мотор и аэродинамическую схему типа «утка». Если бы в СССР нашелся подходящий мотор, то к концу десятилетия, истребитель мог бы впервые подняться в воздух. Однако все имеющиеся двигатели не давали требуемую тягу.

После ряда неудачных исследований было принято решение построить на базе С-22, другую модель. Так появился проект самолета С-32. Он был практически полностью идентичен предшественнику, но работал с двойной силовой установкой. Пара моторов ТРДДФ РД-79М позволяла истребителю в полной мере раскрыть свой потенциал. Ввиду ухудшающегося экономического положения в стране, в 1988 году проект С-32 закрыли. Однако командование ВМФ вступило на его защиту. Ознакомившись с характеристиками истребителя, руководство ВМФ попросило о создании на его базе палубного самолета. Так появилась модель Су-27м – первый прообраз Су-47 «Беркут». Механизм складывания крыла отличал эту версию от базовой.

С-37

Из-за экономических проблем ВМФ так и не получил палубный истребитель. Однако исследования касательно перспектив внедрения крыльев обратной стреловидности продолжились. Очередной проект, получивший название С-37, должен был объединить в себе все достигнутые технические решения, и учесть финансовые проблемы авиационной промышленности. Из-за сокращения финансирования и возвращения проекту статуса «инновационный» было решено построить всего один прототип. Чтобы сэкономить на строительстве опытных образцов, построенный прототип испытывали статически, с внедрением всех современных методик оценки прочности без использования разрушающей нагрузки. По результатам испытаний планер допустили к дооборудованию в полноценный самолет.

Модель С-37 пользовалась вниманием как со стороны специалистов, так и со стороны простых наблюдателей. Первых привлекали технологии, а вторых – необычная форма крыльев

Прообраз самолета Су-47 «Беркут» представлял собой интегральный продольный триплан с крылом обратной стреловидности. Хвостовое горизонтальное и переднее оперение были цельнометаллическими и имели сравнительно малую площадь. Аэродинамические показатели модели позволяли ей выходить на угол атаки до 120 градусов и выполнять так называемое динамическое торможение. Однако ввиду ограниченных режимов полета, эта возможность практически не использовалась в ходе испытаний.

Одной из ключевых заслуг ОКБ Сухого и Иркутского авиазавода можно считать разработку технологии производства длинномерных композитных деталей. Начиналось оно с производства крупных плоских деталей, которым придавали необходимую форму. Готовые элементы с высочайшей точностью стыковались друг с другом. Поверхность самолета включала в себя большое количество таких деталей, самые крупные из них достигали 8 метров длины. Благодаря этой технологии, конструкторы смогли минимизировать количество стыков и всяческих выступающих элементов, в том числе крепежей. Кроме того, использование композитных материалов хорошо сказалось на жесткости каркаса и аэродинамике самолета.

Мусса пустого самолета Су-47 «Беркут», который сначала назывался С-37, составляла немногим менее 20 тонн. Примерно 13% деталей было сделано из композитных материалов. Так как конструкция имела экспериментальный характер, в ней использовалось много элементов, позаимствованных у предшествующих моделей. К примеру, шасси и некоторые бортовые системы самолет получил от модели Су-27.

Испытания на корабле

1 ноября 1989 г. была выполнена первая в истории отечественной авиации и Военно-морского флота посадка самолета обычного типа на корабль. Ее совершил Пугачев.

Полтора часа спустя «приземлил» на палубу свой МиГ-29К и летчик-испытатель ММЗ им. Л. И.Микояна Т. О.Аубакиров.

В тот же день он произвел на своем самолете первый взлет с трамплина «Тбилиси», после чего на палубу ТАВКР совершил посадку учебно-тренировочный Су-25УТГ, пилотируемый летчиками-испытателями ОКБ Сухого и ЛИИ И. В.Вотинцевым и А. В.Крутовым. На следующее утро Су-25УТГ впервые стартовал с трамплина.

Всего за время летно-конструкторских испытаний было произведено 227 полетов и 35 посадок на корабль, из них 20 — на Су-27К. Заводские ходовые испытания ТАВКР на Черном море были начаты 24 мая 1990 г. и продолжались до сентября. 25 декабря 1990 г. новый авианесущий крейсер был официально включен в состав ВМФ и получил новое название «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов».

Спустя год, в декабре 1991-го, миновав Босфор, Дарданеллы и Гибралтар, корабль перешел через воды Атлантики и Северного Ледовитого океана в Североморск — базу Северного Флота ВМФ России. К этому времени на авиационном заводе в Комсомольске-на-Амуре уже были выпущены первые серийные корабельные истребители Су-27К, получившие после исторической посадки на палубу 1 ноября 1989 г. новое наименование Су-33.

По своим характеристикам в настоящее время Су-33 превосходит основной палубный истребитель ВМС США Макдоннелл-Дуглас F/A-18C/D «Хорнет» практически по всем основным ЛТХ, а также по возможностям бортового комплекса вооружения при ведении борьбы с воздушными целями. Палубный истребитель Грумман F-14D «Томкэт», значительно уступает Су-33 по маневренным и разгонным характеристикам.

Тактико-технические характеристики Су-25К

Экипаж Су-25

— 1 лётчик

Размеры Су-25

— Длина: 15,36 м (с ПВД) — Размах крыла: 14,36 м — Высота: 4,8 м — Площадь крыла: 30,1 м² — Коэффициент удлинения крыла: 6 — Коэффициент сужения крыла: 3,38 — Угол стреловидности по передней кромке: 20° — Поперечное V крыла: −2,5° — База шасси: 3,57 м — Колея шасси: 2,51 м

Вес Су-25

— Масса пустого: 9315 кг — Масса снаряжённого: 11 600 кг — Нормальная взлётная масса: 14 600 кг — Максимальная взлётная масса: 17 600 кг — Масса топлива во внутренних баках: 3000 кг

Двигатель Су-25

— Силовая установка: 2 × ТРД Р-95Ш — Тяга: 2 × 4100 кгс (40,2 кН)

Скорость Су-25

— Максимальная скорость: 950 км/ч (с норм. боевой нагрузкой) — Крейсерская скорость: 750 км/ч — Посадочная скорость: 210 км/ч

Практическая дальность Су-25

(с норм. боевой нагрузкой) — на высоте: без ПТБ: 640 км — на высоте: с 2× ПТБ-800: 950 км — на высоте: с 4× ПТБ-800: 1250 км — у земли: без ПТБ: 495 км — у земли: с 2× ПТБ-800: 620 км — у земли: с 4× ПТБ-800: 750 км

Перегоночная дальность Су-25

— 1950 км

Практический потолок Су-25

— 7000 м

— Высота боевого применения с максимальной боевой нагрузкой: 5000 м — Радиус виража: 680 м (при норм. боевой нагрузке на 1500 м при 555 км/ч) — Скороподъёмность: 60 м/с (у земли с нагрузкой 1000 кг) — Нагрузка на крыло: 485 кг/м² (при норм. взлётной массе) — Тяговооружённость: 0,56 / 0,466 (при норм./макс. взлётной массе)

Длина разбега Су-25

— на бетонной ВПП 550 м; на грунтовой ВПП 600 м

Длина пробега Су-25

— (без тормозного парашюта) на бетонной ВПП 600 м; на грунтовой ВПП: 700 м

Максимальная перегрузка Су-25

— с нормальной боевой нагрузкой + 6,5g; с максимальной боевой нагрузкой: + 5,2g

Вооружение Су-25

— Стрелково-пушечное: двухствольная 30-мм пушка ГШ-30-2 с боезапасом 250 снарядов — Точки подвески: 10

Боевая нагрузка

— нормальная: 1400 кг (4× ФАБ-250 + 2× Р-60 + боезапас пушки) — максимальная: 4400 кг

Управляемые ракеты

— ракеты «воздух-воздух»: 2 × Р-60 (АА-8) — ракеты «воздух-поверхность»: 4 × Х-25МЛ или Х-25МЛП или С-25Л или 2 × Х-29Л

Неуправляемые ракеты

— 256 (8 × 32) × 57 мм С-5 в блоках УБ-32 или — 160 (8 × 20) × 80 мм С-8 в блоках Б-8 или — 40 (8 × 5) × 122 мм С-13 в блоках Б-13 или — 8 × 240 мм С-24 или 266 мм С-25

Бомбы

— свободнопадающие и корректируемые различного назначения, бомбовые кассеты — 8 × 500 кг (ФАБ-500, РБК-500 и т. д.) или — 8 × 250 кг (ФАБ-250, РБК-250 и т. д.) или — 8 или 32 × 100 кг или — 8 × контейнеров КМГУ-2

Стрелково-пушечные контейнеры

— 4 × СППУ-22-1 с отклоняемой в вертикальной плоскости двухствольной 23-мм пушкой ГШ-23 260 снарядов, СППУ-30 и СППУ-687 с 30-мм пушками ГШ-30, и другие.

история создания

Очередным подтверждением в необходимости специализированных военных самолётов стали крупномасштабные войсковые учения «Днепр» проводимые в 1967 году. Роль поддержки сухопутных войск была возложена на реактивные сверхзвуковые истребители Су-7Б и МиГ-21. Результат показал непрактичность воздушной защиты из-за слишком высоких скоростей самолётов.

Лётчики не успевали обнаружить цель, что вынуждало заходить на второй круг атаки. В быстроменяющейся боевой обстановке повторный заход на цель означает потерю времени и как следствие невыполнение задания. К тому же средства ПВО успевают взять под контроль сектор атаки самолётов.

Прошедшие войсковые учения заставили многих военных специалистов задуматься. Было очевидно, армии нужен специализированный самолёт-штурмовик. При обсуждении результатов образовалась группа единомышленников, которая нащупала плодотворную дебютную идею и взялись за её реализацию на добровольных началах.

Для более детальной проработки штурмовика был приглашён конструктор «ОКБ Сухой» Юрий Викторович Ивашечкин.

В начале 1968 года была разработана предварительная система боевого самолёта, она включала в себя необходимые пункты:

  • надёжная защита экипажа и основных узлов и агрегатов от бронебойных пуль и осколков ракет;
  • размещение на аэродромах с грунтовой ВПП;
  • непринуждённость механизмов и деталей корпуса с применением доступных материалов;
  • короткое время для подготовки к боевому вылету;
  • простота в управлении для пилотирования лётным составом средней квалификации.

Прежде чем приступит к разработке проекта, молодые конструкторы внимательно ознакомились с чертежами, описанием и техническими характеристиками штурмовых самолётов времён Великой Отечественной войны. Их интересовал вопрос, что же было создано?

Изучение чертежей дало пищу для способов бронирования и на что обращать внимание в первую очередь. В мае 1968 года Павлу Сухому впервые представили предварительный проект штурмовика

Генеральный конструктор с интересом отнёсся к проекту и дал указание продолжать разработку и строить полноразмерный макет. Прототип приобрёл артикул СПБ — самолёт поля боя

В мае 1968 года Павлу Сухому впервые представили предварительный проект штурмовика. Генеральный конструктор с интересом отнёсся к проекту и дал указание продолжать разработку и строить полноразмерный макет. Прототип приобрёл артикул СПБ — самолёт поля боя.

Павел Осипович Сухой информировал о существовании проекта министра авиационной промышленности СССР Петра Васильевича Дементьева, который без энтузиазма встретил идею молодых конструкторов. Однако информация была принята к сведению и передана для ознакомления министру обороны СССР Андрею Антоновичу Гречко. Узнав о столь интересном факте А.А.

Гречко попросил П.В. Дементьева организовать конкурс, в котором бы могли принять участие не только ОКБ «Сухого» но и «Ильюшин», «Яковлев», «Микоян».

Рассмотрение проектов состоялось в июне 1969 года. Военная комиссия внимательно ознакомилась со всеми предоставленными материалами. Единогласным решением министерской коллегии был признан победитель в лице ОКБ «Сухой», как самый перспективный проект.

Несмотря на положительное решение комиссии, создание самолёта растянулось на несколько лет. Между военными и конструкторами возник спор о скоростных качествах штурмовика. Первые требовали, чтобы самолёт мог развивать скорость до 1200км/ч, что равнялось отметке скорости звука у земли. Аргумент основывался на необходимости быстрого вызова штурмовика сухопутными войсками.

Конструкторы считали достаточной скорость 900км/ч для хорошей манёвренности на небольших высотах. Компромисс был достигнут на отметке 1000 км/ч.

22 Февраля 1975 года опытный самолёт, индексированный Т-8, впервые взлетел в небо, пилотируемый лётчиком испытателем Владимиром Илюшиным. Это прообраз будущего штурмовика СУ-25. Полёт продолжался 30 минут и закончился благополучно.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwitterВКонтакте
Напишите комментарий