Поликарпов Николай Николаевич – краткая биография

Ссылки [ править ]

  1. Авиация и космонавтика . Воениздать. 1973 г.
  2. Смитсоновские исследования в воздухе и космосе . Пресса Смитсоновского института. 1981. с. 83.
  3. Пэрриш, Майкл (1996). Малый террор: советская государственная безопасность, 1939-1953 гг . Издательская группа «Гринвуд». п. 43. ISBN 9780275951139.
  4. Графф, Кори (2014). Летающие боевые птицы: иллюстрированный профиль редкого самолета времен Второй мировой войны из коллекции «Летающее наследие» . Voyageur Press. п. 51. ISBN 9780760346495.
  5. Дэвис, Роберт Уильям (1989). Советская экономика в смятении, 1929-1930 гг . Издательство Гарвардского университета. п. 452. ISBN. 9780674826557.
  6. Ассошиэйтед Пресс, «Смерть авиационного эксперта»,The San Bernardino Daily Sun , Сан-Бернардино, Калифорния, вторник, 1 августа 1944 г., том 50, стр. 2.

Библиография

  • Гринвуд, Джон; Хардести, Фон; Хайэм, Робин (2014). Российская авиация и авиация в ХХ веке . Рутледж. ISBN 9781135251864.
  • Иванов, Владимир (1995). Авиаконструктор Н.Н. Поликарпов . Санкт-Петербург: Политехника. ISBN 5732500855. OCLC 34361460 .
  • Иванов, Владимир (2004). Самолеты Н.Н. Поликарпова . Москва: РУСАВИА. ISBN 5900078256. OCLC 70659422 .
  • Маслов, Михаил (2009). «Король истребителей». Боевые самолеты Поликарпова . Москва: Яуза. ISBN 9785699309986. OCLC 698862229 .
  • Биография Поликарпова на сайте Минобороны России
Авторитетный контроль
  • GND : 130278432
  • ISNI : 0000 0001 2022 1126
  • LCCN : n86033636
  • NKC : js2011646674
  • VIAF : 57715208
  • WorldCat Identities : lccn-n86033636

Кем был Микоян?

К тому времени он окончил ФЗУ (фабрично-заводское училище) при заводе сельскохозяйственных машин «Красный Аксай», а потом поступил, не имея среднего образования, сразу на инженерный факультет Военно-воздушной академии имени Н. Е. Жуковского, который окончил в 1937 году.

Затем он был военпредом на сборке самолетов на серийном заводе, а в марте 1939 года его перевели в ОКБ Н. Н. Поликарпова и назначили на должность начальника бригады по внедрению в серию истребителей И-153. Т. е. никакого конструкторского образования у Микояна не было.

А что же у него было? А у него был старший брат Анастас Иванович Микоян, который был в то время членом Политбюро и наркомом внешней торговли. Кроме того, брат наркома авиапромышленности — Ю. М. Каганович — с начала 1939 года работал заместителем у Анастаса Микояна в Наркомате внешней торговли. Поэтому взлет карьеры Артема Микояна был закономерен.

Для решения оперативных вопросов ОКО имело право непосредственно обращаться в наркомат. Уже 14 декабря Микояна назначили исполняющим обязанности заместителя главного конструктора по заводу № 1.

Обстановка в КБ Поликарпова сложилась тяжелая. Кто-то усиленно распространял слухи о том, что главного конструктора по возвращении из Германии могут и расстрелять. А что его снова арестуют, почти ни у кого сомнений не вызывало!

Николай Николаевич, вернувшись из Германии, воспринял разделение его КБ на две части с недоумением, но ничего сделать не мог. Даже обращения в наркомат ничего не дали. Поликарпов, и он сам в этом признавался, получил тяжелую моральную травму. По-простому говоря, конструктор сломался и уже не мог избавиться от этой травмы до конца своей жизни.

На одном из совещаний, когда спросили его мнение о новом истребителе, он с раздражением ответил: «Чего вы интересуетесь моим мнением? Артем Иванович его строит — и пусть дальше строит. У нас некому жаловаться. В Германии можно жаловаться Герингу, а у нас некому!»

После этих слов все присутствующие замолчали, как пораженные громом. Но Поликарпов смягчил свои слова, сказав, что замечаний у него нет. Так фактически и произошла передача И-200 в ОКБ А. И. Микояна.

5 апреля 1940 года летчик-испытатель Екатов поднял в воздух первый экземпляр нового самолета. Была достигнута максимальная скорость 628 км/ч на высоте 7000 метров. После доработок ее удалось довести до 648 км/ч на высоте 6900 метров.

Кадило или мотор

Детство Коли Поликарпова прошло быстро, мальчик любил проектировать и рисовать, много читал. В 9 лет его отдали обучаться в Ливенское духовное училище. В пятнадцать лет поступил в семинарию города Орел. Но к счастью Н.Н. Поликарпова интересовала не скучная жизнь приходского священника, а рев моторов и турбин, возможно уже тогда его манило небо.

Николай Поликарпов поступил на механическое отделение кораблестроительного факультета. В 20 лет (1912 год) начал проходить практику в Ливенском уезде, работая инженером при строительстве шоссе и мостов. В 21 год увлекается авиацией и посещает соответствующие курсы при факультете, одновременно начиная обучение на втором факультете авиации.

В возрасте 24 лет защищает диплом “Дизель морского типа 1000 л.с.” и получает звание “инженер-механик I-ой степени“, но диплом о двухмоторном самолете защитить не удалось.

На момент поступления в институт у Николая было еще шесть братьев и сестер, к тому же обучение нужно было оплачивать. Бюджет отца-священника был ограничен. Поэтому будущий авиаконструктор одновременно с обучением работал помощником инженера в цехах кораблестроительного отдела завода, а позже и в самолетостроительном управлении.

Покорение новых вершин перед безмятежным закатом

После выхода на свободу, Поликарпов переходит в ЦАГИ. В 1933-м году созданы полутораплан И-15 и моноплан И-16, в рамках концепции взаимовоздействия маневренного и скоростного истребителя. Линейка И-15 в дальнейшем получила развитие в виде истребителей И-15-2 и И-15-3.

И-16 также не стоял на месте и постоянно модернизировался, последняя модель И-16 тип 29 была выпущена в 1941 году. Для этого были собраны лучшие специалисты и производственные мощности, в уже собственном конструкторском бюро.

Лобастый маневренный моноплан, собранный большей частью из фанеры прекрасно показал себя в Китае и Испании, где не уступал первым модификациям своего будущего врага. Самолетам Вилли Мессершмитта. На этой технике был поставлен мировой рекорд высоты в 35-ом году.

Именно эти машины первыми встретили врага в небе над Брестом 22 июня 1941 года и служили до 1945 года. Один из последних И-16 летал в Испании до середины 50-х!

Начало и взлет карьеры

После учебы он трудится заведующим производством в авиационном управлении «Руссо-Балта», так в то время называли многопрофильный Русско-Балтийский вагонный завод.

Поликарпов принял участие в создании ТБ-3, гигантского бомбардировщика, революционного на тот момент проекта. Создавал проекты новых истребителей возрождаемых авиачастей Рабоче-Крестьянского Красного Флота и параллельно занимался модернизацией старых.

В 1918 году завод развалился из-за тяжелой экономической ситуации после Первой Мировой и революции. И.И. Сикорский в новой обстановке с большевиками не нашел взаимопонимания, и принял решение эмигрировать. Не забыв про своего лучшего ученика, он позвал с собой Поликарпова, обещая лучшие условия для роста, но тот отказался.

Род Поликарповых

Сергей Гаврилович и Мария Борисовна Аракины — дедушка и бабушка Николая Поликарпова

— Отец Николая Николаевича был священником?

— Да, потомственным священником. Однажды в беседе с дочерью Николай Николаевич сказал: «Мы, Поликарповы, из греков происходим». Такое предание было в семье, возможно ошибочное. Вот на чём оно было основано. История рода уходит корнями в тринадцатый век, когда, согласно летописям, пришёл в Чернигов, в Северскую землю, «из греков» монах Поликарп. Он испросил у князя разрешение крестить вятичей, проживавших в дремучих лесах на территории Брянской, Орловской, Тульской, Калужской и Липецкой областей.

В помощь монаху князь дал нескольких русских священников. Один из них, принявший в качестве фамилии имя учителя, позже причисленного к лику святых, и дал начало роду Поликарповых. Ведь сам Поликарп был монахом и, следовательно, не мог иметь семьи.

В Орловской губернии Поликарповы вместе с родственниками составляли не менее четверти лиц духовного звания, имели многочисленную родню в соседних епархиях. В списках выпускников Орловского духовного училища за 1790 год можно прочитать имя предка авиаконструктора — Михаила Поликарпова — и его брата Матвея. В качестве полкового священника о. Михаил участвовал в разгроме армии Наполеона. В семье хранился его наградной крест на ленте ордена Святого Владимира. На лицевой стороне была выгравирована надпись: «Не нам, не нам, а имени Твоему», а на обратной — дата: «1812 год». Поликарповы столетиями служили России, Николай Николаевич просто продолжил эту традицию.

— А если говорить непосредственно о родителях Николая Николаевича Поликарпова, как много о них известно?

— Его мать Александра Сергеевна в девичестве носила фамилию Аракина. Её дед Борис Преображенский стал одним из прототипов Базарова — героя романа Тургенева «Отцы и дети». С Тургеневым их связывало многолетнее знакомство. В молодости Борис был нигилистом, но потом раскаялся и принял духовный сан. Во время эпидемии холеры в Орловской епархии о. Борис Преображенский ездил исповедовать умирающих, заразился и умер. Его дочь Мария — бабушка авиаконструктора — после смерти отца воспитывалась в семье Тургеневых. В качестве свадебного подарка писатель передал ей серебряный ларец, серебряные зеркало и колье, дорогой комод итальянской работы и некую сумму денег, ставшие основой тех средств, на которые Мария Борисовна впоследствии купила имение.

Александра Сергеевна — мать Николая Николаевича — была хорошо образована, по тогдашним понятиям. Отец — Николай Петрович — был, по отзывам, прекрасным православным педагогом, за что был награждён орденом Св. Анны, много раз избирался делегатом епархиальных съездов. Служил он в селе Георгиевском близ города Ливны Орловской области.

Атмосфера в семье царила самая творческая. Это было интересное сочетание. Отцу Николаю и его сыновьям приходилось, кроме духовного делания, лично заниматься крестьянским трудом: разводить коней, косить сено, пахать землю. Но при этом оставалось время для музыки, живописи.

Конструктор-новатор

Почему же именно Поликарпову удалось создать такие уникальные самолеты, как истребители И-15 и И-16? Да потому, что одним из первых его самостоятельных шагов стала реорганизация конструкторского труда. Николай Николаевич разделил проектирование летательных аппаратов на ряд простейших операций — разработка крыла, фюзеляжа, шасси, которыми занимался один человек или небольшая бригада. Эта система не вызывала в то время особых восторгов ни у инженеров, ни у технологов, зато потом она получила широкое признание во всем мире.

Сам главный конструктор, всегда жизнерадостный, атлетического сложения, выглядел как профессиональный спортсмен. Он в самом деле занимался снарядной гимнастикой в спортивном зале стадиона «Динамо», хорошо плавал и успешно сдавал вместе со своими сотрудниками нормы ГТО. Николай Николаевич любил кататься на лыжах и с увлечением боксировал. Он считал, что конструктору в любом возрасте необходима физкультура, которая должна помогать в его техническом творчестве.

Гуревич Михаил Иосифович.


Гуревич Михаил Иосифович (1892-1976).

Советский инженер-авиаконструктор, соруководитель ОКБ-155. Доктор технических наук (1964 г.).

Родился 31 декабря 1892 года в с. Рубанщина, Курской губернии в еврейской семье винокура-механика винодельческих фабрик. В 1902 году Гуревич поступил а, в 1910 году с серебряной медалью окончил гимназию в городе Ахтырка Харьковской губернии. Поступил в Харьковский университет на математический факультет, но через год был отчислен за активное участие в акциях протеста против политики самодержавия.

В 1912 году уехал во Францию и поступил на факультет математики в университет Монпелье. Летом 1914 года он приехал домой на каникулы, но из-за начала войны не смог вернуться в университет. В 1917 году продолжил учебу в Харьковском технологическом институте, здесь заинтересовался авиацией. Активно участвовал в работе «Общества авиации и воздухоплавания Украины и Крыма», проектировал и изготавливал свои первые изделия — планеры «Бумеранг» и «Аист».

В 1925 году окончил самолетостроительный факультет Харьковского технологического института, не найдя работу по специальности уехал в Москву. Работал в разных конструкторских бюро, кроме работы над самолетами участвовал в проектировании судов для мелководья, картофелекопалок, хлопкоуборочных машин и других. В 1937-1939 годах в составе советской авиационной делегации был в служебной командировке в США, участвовал в закупке лицензии на производство в СССР американских самолетов «Дуглас ДС-3» (в СССР Ли-2). По возвращении в Москву был приглашен на работу в КБ Н.Н.Поликарпова, возглавил группу общих видов и эскизного проектирования. В октябре 1939 года переведен в только что созданное новое конструкторское бюро, которое возглавил А.И.Микоян, стал его заместителем. Работая в новом КБ занимался модернизацией самолета-истребителя И-153.

В 1940 году А.И.Микоян и Гуревич создали истребитель МиГ-1 (И-200) (Микоян и Гуревич — первый), а затем его уличшенный вариант МиГ-3. В 1940-1941 годах МиГ-3 строился большой серией и принимал участие в боях первого периода Великой Отечественной войны.

В 1940-1957 годах Гуревич — зам. главного конструктора, с 1957 года по 1964 год, главный конструктор в ОКБ Микояна. После войны М.Гуревич совместно с Микояном проектировал первые в Советском Союзе реактивные истребители МиГ-9, МиГ-15. Последний в начале 1950-х годов считался лучшим в мире. С 1947 года руководил разработкой и созданием в ОКБ управляемых ракет: КС-1 «Комета», X-20 «Комета-20», К-10С.

Велик вклад Гуревича и в создание катапультных кресел, спасающих пилотов при авариях и катастрофах. В 1954 году запущен в серийное производство МиГ-19, способный уверенно преодолевать звуковой барьер. В 1957 году Гуревич стал главным конструктором.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 12 июня 1957 года Гуревичу Михаилу Иосифовичу присвоено звание Героя Социалистического Труда.

В дальнейшем при его непосредственном участии была разработана целая серия истребителей опытных самолетов и серийных истребителей «МиГ». Дальний высотно-скоростной разведчик МиГ-25Р и перехватчик МиГ-25П стали последними самолетами, спроектированными и построенными под руководством Михаила Иосифовича Гуревича. Целый ряд оригинальных, нестандартных решений, принятых Гуревичем, был воплощен в конструкциях МиГ-29 и МиГ-31.

В 1964 году, в возрасте 72 лет, по состоянию здоровья конструктор ушел на отдых. Роль М.И.Гуревича в становлении и развитии ОКБ МиГ трудно переоценить и его имя прочно вошло в историю всей советской авиации.

Последние годы жил в городе Ленинграде (ныне — Санкт-Петербург). Михаил Иосифович Гуревич скончался 25 ноября 1976 года в Ленинграде и был похоронен на Серафимовском кладбище.

Награды: -Герой Социалистического Труда (12.07.1957 г.); -4 ордена Ленина; -2 ордена Трудового Красного Знамени; -орден Красной Звезды; -Лауреат Ленинской премии (1963 г.); -Лауреат Сталинских (1941 г., 1947 г., 1948 г., 1949 г., 1952 г., 1953 г.) премий.

Авиаконструкторы М.И.Гуревич и А.И.Микоян.

Поликарпов — настоящий конструктор первого МиГа?

Последние годы жизни Николая Поликарпова оказались очень тяжелыми; начался последний и самый трагический акт его карьеры. Особенно нелегко далось ему выделение из его КБ Особого конструкторского бюро во главе с бывшим военпредом Артемом Микояном, уход из него более 60 ведущих конструкторов и потеря проекта нового истребителя, который впоследствии стал МиГ-1 (МиГ-3).

Поликарпов разработал в 1939 году проект нового истребителя И-200 («К» или «изделие 61» по заводской документации). Его летные характеристики предполагались довольно высокими: с мотором АМ-37 мощностью 1400 л. с. максимальная скорость достигала 670 км/ч на высоте 7000 метров и 531 км/ч у земли, набор 5000 метров проходил за 4,6 минуты.

Проведя анализ основных тенденций развития отечественной и зарубежной авиации, Поликарпов понял перспективность повышения удельной нагрузки на крыло для дальнейшего повышения летных качеств самолета и решил перепроектировать крыло нового самолета, уменьшив его несущую площадь.

Правда, завершить работу над прорывным самолетом он не успел. В октябре 1939-го Поликарпова отправили в Германию для изучения опыта немецкой авиапромышленности.

А в это время в отсутствие конструктора на заводе № 1, где в то время располагалось поликарповское КБ, стала работать специальная комиссия по загрузке производства завода новыми машинами.

На ее заседании конструктор А. С. Яковлев доложил о своем перспективном истребителе И-26, и комиссия, рассмотрев его доводы, рекомендовала самолет для серийной постройки.

Однако выступивший на заседании ведущий конструктор КБ Поликарпова А. Т. Карев, несмотря на запрет самого Поликарпова знакомить кого-либо с разработками своего КБ без его разрешения, рассказал о проекте И-200, скорость которого на 70 км/ч превосходила скорость И-26. К всеобщему удивлению, комиссия признала, что проект И-200 лучше, чем И-26, и доложила о нем сразу и всюду: и в наркомат, и в ЦК ВКП (б), и командованию ВВС.

Через несколько дней пришел приказ о немедленной постройке самолета. Для разработки чертежей и постройки машины директор завода П. А. Воронин по согласованию с наркоматом 8 декабря 1939 года издал приказ об организации Особого конструкторского отдела (ОКО), подчиненного непосредственно директору, т. е. ему самому.

Эта комбинация на первый взгляд казалась довольно странной. Главный конструктор Поликарпов находился в Германии и ничего не знал о том, что его перспективная, но еще не доведенная до конца разработка была запущена «в дело». И только после того, как начальником ОКО на правах главного конструктора И-200 был назначен А. И. Микоян, а его заместителями — М. И. Гуревич и В. А. Ромодин, стала понятна цель интриги.

В шаге от расстрела

24 октября 1929 года Николая Поликарпова арестовали органы госбезопасности, вменив статьи о контрреволюционной деятельности и подрыве промышленности. Конструкторские ошибки Николая и конкуренция среди авиастроителей во многом повлияли на решение об аресте.

Одним из противников советского режима за рубежом выступил сам И.И. Сикорский, бывший наставник Поликарпова, предложивший план свержения власти путем воздушного десанта с самолетов собственного производства.

Просидев в ожидании два месяца, приговор решили отложить на неопределенный срок. Его спасла нужда в талантливых авиаконструкторах в непростой мировой обстановке.

В декабре в тюрьме было создано авиационное КБ, так называемая «шарашка». Такие бюро в то время являлись сосредоточием научного потенциала СССР. Поликарпов выполнял обязанности заместителя Д.П. Григоровича.

В 1930-м разработано несколько истребителей, в том числе И-5, вставший на боевое дежурство в ВВС, где и нес службу до 40-х. Весной 30-го Поликарпову смягчили обвинение и вынесли приговор — 10 лет лагеря.

Но все изменилось в июне 1931, когда И-5 был представлен комиссии наркомата обороны и вооружений во главе со Сталиным. Показ прошел удачно и через месяц Николая Николаевича амнистировали с другими специалистами, а срок заключения переквалифицировали в условный.

«Помолиться за них надо»

— Кто больше всего вам про него рассказал?

— Каждый понемножку. К тому же в 20-е годы постоянно велись стенограммы заседаний, их очень много, и там его живая речь. Доносов было много.

— Кто их писал?

— Все писали. Проще сказать, кто не писал. Например, Ильюшин — лучший друг Поликарпова — не писал. Николай Николаевич для Ильюшина сделал в благодарность ряд проектов, и ранние самолёты Ильюшина несут на себе сильный отпечаток конструкторской мысли Поликарпова. Именно Ильюшин в своё время спас Николая Николаевича от Туполева.

— Туполев с Поликарповым были врагами?

— История их отношений складывалась достаточно сложно. Поликарпов — конструктор от Бога, а Андрей Николаевич Туполев — выдающийся организатор конструкторского дела, но как изобретатель был не слишком силён.

Судьба впервые свела их на во время Первой мировой войны. Туполев был там главным конструктором, пытался создавать машины для морской авиации, но больших успехов не добился — моряки отказывались от его самолётов. Тогда директор завода Юлиус фон Меллер, сменивший после начала войны свою неподходящую немецкую фамилию на звучную русскую Брежнев, вызвал Туполева, спросил, что происходит. Тот заявил, что его коллектив создаёт великолепные проекты, а инженер Поликарпов не удосуживается обеспечить их заказами.

Позвали Поликарпова. «Каковы проекты, таковы и заказы», — невозмутимо ответил Николай Николаевич. Так началась их война с Туполевым, которого Меллер вышиб с завода.

Туполев написал потом, что сам ушёл, обиделся и «забрал свои чертёжики» (ну, не совсем свои, их готовил целый коллектив). С этого момента он не упускал возможности поставить Николаю Николаевичу подножку. Ради дела, как казалось Туполеву.

— Тогда это было распространённым явлением.

— Да, но Поликарпов так не поступал никогда. Когда Туполева арестовали с большой группой его сотрудников, Чкалов, радостный, забежал к Николаю Николаевичу и объявил: «Слышали? Дуба свалили!» (имеется в виду арест Туполева, которого Чкалов недолюбливал). А Поликарпов в ответ тихо сказал: «Да, им сейчас тяжело приходится, помолиться за них надо».

— Он многим помогал?

— Когда посадили его заместителя Томашевича, Поликарпов обеспечивал его семью деньгами и продуктами. После освобождения Дмитрия Людвиговича помог ему устроиться на работу и, уже умирая, писал письма во все инстанции, в наркомат, просил, чтобы его КБ отдали Томашевичу.

А однажды в НКВД поступил донос на Янгеля — тогда ещё мальчишку, работавшего у Поликарпова. Напомню, что Янгель наряду с Королёвым, Челомеем и Глушко — отец советской космонавтики и ракетостроения. Так вот, его обвинили в том, что он — сын кулака, а его отец скрывается в тайге. Что бы сделал на месте Поликарпова почти любой в то время, когда никто никому не доверял? И что сделал Поликарпов? Дал молодому сотруднику отпуск и отправил в Сибирь, собирать документы о невиновности отца.

Сам Янгель был человеком несколько другого склада. Во время войны оставил семью в эвакуации без средств к существованию, уехав в Москву. И как-то раз, вспоминала потом его жена Ирина Стражева, у них с детьми не осталось ни хлеба, ни денег. На дворе 1941-й. Вдруг стук в дверь. «Открываю, — рассказывала Ирина, — а там стоит зверообразного вида баба, говорит: «Поликарпов узнал, что вам плохо живётся, прислал мешок картошки. Распишитесь в получении»».

Это одна из многих историй. Что говорить, человек с большой буквы…

Когда умирал замечательный наш авиаконструктор Григорович, Поликарпов был единственным из коллег, кто его навещал. У них в молодости была история. Оба полюбили одну и ту же девушку, работавшую, точно не помню, секретарём или машинисткой в Главном управлении авиапромышленности. Девушка, Александра Фёдоровна, предпочла Поликарпова, став его женой. Григорович был человеком шумным, резким и мог на любого накричать, но только не на Поликарпова. Уважение другу к другу они сохранили на всю жизнь.

Начало пути

Одним из первых самолетов Николая Поликарпова стал Р-1 — деревянный биплан с полотняной обшивкой крыльев, построенный под его руководством в 1922 году на заводе «Дукс». Это был традиционный, ничем не выделяющийся в то время по своим характеристикам самолет. Но в голове конструктора уже созревала революционная идея создать маневренный скоростной истребитель-моноплан. Она оказалась настолько смелой, что вызвала многочисленные возражения даже среди инженеров. Ведь в то время и в СССР, и за рубежом господствующей схемой в авиации являлся биплан, который был лучше в управлении, а также более маневренным, чем самолет с одним крылом. Но он уступал моноплану в скорости, что для воздушного боя имело решающее значение.

Заслуга Поликарпова состояла в том, что он сумел разглядеть в неказистом моноплане будущее мировой авиации. Николай Николаевич пошел на риск и вместе с молодыми инженерами А. Поповым и Н. Косткиным спроектировал первый советский истребитель-моноплан ИЛ-400. Через десять лет схема моноплана стала господствующей.

Но, оглядываясь на прошлое этого выдающегося конструктора, можно сказать, что его преследовал какой-то рок. Сначала не вышел из штопора и разбился И-1 — модификация ИЛ-400. А в марте 1926 года происходит катастрофа лучшего по своим характеристикам и схеме двухместного истребителя-биплана 2И-Н1. Затем на Д-2, также двухместном истребителе, разбивается летчик А. Чекарев. Через год разваливается коробка крыльев самолета П-2, но летчик Б. Бухгольц спасается на парашюте.

И вот в 1929 году (очевидно, в связи с этими авариями и катастрофами), несмотря на ряд удачных конструкций, таких как У-2 (По-2), просуществовавший почти 35 лет, разведчик Р-5, на котором впоследствии были вывезены почти все челюскинцы, Поликарпов вместе с известным конструктором морской авиации Д. Григоровичем был репрессирован. Только спустя почти два года они были освобождены из тюрьмы, и для Поликарпова начинаются, наверное, лучшие годы его жизни.

Трагический конец

А что же Поликарпов? Он теперь редко бывал в хорошем настроении. Николай Николаевич страдал сильными болями в желудке (как потом выяснилось, у него был рак). Но он мужественно отказывался от болеутоляющих средств, чтобы не заснуть и не потерять даже нескольких часов, необходимых для передачи ученикам переполнявших его нереализованных замыслов. Но сил с каждым днем оставалось все меньше и меньше, и в 1944 году его не стало.

Поликарпова тихо похоронили на Новодевичьем кладбище в Москве. На его могиле установили памятник работы скульптора С. Меркулова, изображающий падающего Икара.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwitterВКонтакте
Напишите комментарий