Первая советская амфибия ГАЗ-46

Тактические уловки

Горьковчане без энтузиазма встретили «предложение» министерства, подкрепленное двумя «самоделками» и ворохом сырой технической документации. Дело в том, что принципиальную возможность создания амфибии на базе ГАЗ-67 на Горьковском автозаводе рассматривали еще в 1944-1945 годах, когда на предприятие попал один из плавающих «Фордов». И тогда же заводские специалисты пришли к выводу, что эта идея совершенно бесперспективна.

Ухищрения, к которым «кудесники» из НАМИ прибегли в ходе создания пары экспериментальных образцов, при массовом промышленном производстве требовали слишком серьезных технологических усилий. Конструкторы ГАЗа все это просчитали заранее и потому не торопились создавать амфибию на базе «шестьдесят седьмого»: на подходе была новая модель легкового внедорожника ГАЗ-69 — именно на его основе горьковчане планировали построить амфибию.

И вдруг министерство «подсовывает» для освоения проект, по сути совпадающий с тем, что заводчане забраковали еще пять лет назад. Производство МАВ потребовало бы продолжения выпуска устаревших агрегатов ГАЗ-67, что серьезно затрудняло освоение производства ГАЗ-69 — это и стало поводом для недовольства со стороны руководства ГАЗа.

Кроме того, навязанный проект сулил не только производственные, но и инженерные проблемы. Помимо того что конструкция НАМИ-011 была во всех отношениях «сырой», требующей существенных доработок, переданная на завод техническая документация не выдерживала никакой критики именно в силу ее «художественности». Научный институт просто не располагал квалифицированными специалистами, способными должным образом составлять и оформлять необходимые документы, поскольку при создании единичных опытных образцов там привыкли довольствоваться «техническим импрессионизмом».

Как бы то ни было, заводское руководство не могло отказать министерству. Осенью 1950 года проект ГАЗ-011 был принят в работу, но главный конструктор завода A. А.Липгарт при поддержке директора предприятия Г. А. Веденяпина решился на тактическую уловку: ведущий конструктор ГАЗ-69 Григорий Вассерман получил добро на создание амфибии, в основе которой лежала бы платформа «шестьдесят девятого», а работы по доводке НАМИ-011, как и положено, вошли в план конструкторско-экспериментального отдела (КЭО), но на неопределенный период, наравнес другими текущими делами подразделения.

Липгарт рассчитывал, что обе модели окажутся готовы к производству одновременно, и заказчик справедливо выберет более совершенную версию. Нельзя сказать, что заводское руководство саботировало работы, связанные с превращением опытного НАМИ-011 в серийные ГАЗ-011, но и особых усилий не прилагало. Совсем иного мнения о значимости проекта придерживался его руководитель — ничем себя до этого не проявивший конструкторB. А. Крещук (по свидетельству современников, специалист не очень грамотный, зато амбициозный).

https://youtube.com/watch?v=r6Fxxv6IjcI

Сегодня трудно сказать, что двигало этим человеком в последовавших затем событиях: уязвленное самолюбие и стремление любой ценой доказать свою значимость или искренняя убежденность в том, что Липгарт тормозит по-настоящему перспективную разработку. Так или иначе, интенсивно ведущиеся работы по созданию амфибии ГАЗ-46 на базе внедорожника ГАЗ-69 Крещук воспринимал как несанкционированное посягательство на проект «011».

Между тем Липгарт «не подыгрывал» ни одной из сторон! Так, для улучшения гидродинамики корпуса амфибии и улучшения характеристик винта на завод был приглашен один из ведущих советских специалистов в этой области А. А. Смолин. Параллельно он работал и на проект «46», но вклад Смолина в усовершенствование НАМИ-011 недооценить трудно. Благодаря его расчетам и произведенной в соответствии с ними корректировке формы «понтона» и архитектуры винта скорость ГАЗ-011 на плаву увеличилась с 8 до 9 км/ч.

Список всех изменений и усовершенствований, привнесенных конструкторами КЗО ГАЗ в разработку НАМИ, занял бы целую страницу. Инновации вылились в лишние полцентнера «живого веса», но проведенные в мае 1951 года испытания построенных на ГАЗе экспериментальных образцов подтвердили правильность принятых решений.

В июне началось мелкосерийное производство ГАЗ-011, а осенью военные провели контрольные испытания доработанной амфибии и подтвердили свою готовность взять машину на вооружение. Параллельно приближался к завершению и альтернативный проект ГАЗ-46, над которым работала группа Вассермана. Словом, до середины осени все шло в соответствии с планами Липгарта.

История основы – водоплавающая амфибия от Фердинанда Порше

А теперь оставим в стороне послевоенные превращения трофейной техники и более подробно расскажем о немецком «Швимвагене».

Его можно считать пионером амфибий, транспортных средств, одинаково приспособленных для перемещения как по суше, так и по воде. Немцы и здесь стали первопроходцами, опередив в этой области ближайших конкурентов (ими стали американцы) на несколько лет.

Почему «и здесь»? Вспомним разработки немецких конструкторов в области ракетной техники, первый в мире самолет на реактивной тяге, другие достижения в области авиации. Список длинный и интересный

Важно другое. Новации в области вооружений, появившиеся и внедренные во время Второй мировой войны, не спасли Вермахт от поражения 1945 года. Вернемся к Schwimmwagen

Его появление стало актуальным после провала блицкрига 1941 года на Восточном фронте, когда моторизованные дивизии Вермахта безнадежно увязли не только в яростном и кровопролитном сопротивлении частей Красной Армии, но и в знаменитой непролазной русской грязи, известной еще со времен Наполеона

Вернемся к Schwimmwagen. Его появление стало актуальным после провала блицкрига 1941 года на Восточном фронте, когда моторизованные дивизии Вермахта безнадежно увязли не только в яростном и кровопролитном сопротивлении частей Красной Армии, но и в знаменитой непролазной русской грязи, известной еще со времен Наполеона.

Немцам срочно был нужен полноприводный автомобиль повышенной проходимости, пригодный для ведения боевых действий. Задача – заменить мотоциклы с колясками, состоявшие на вооружении разведывательных и мотоциклетных батальонов, поскольку они оказались малопригодными в бездорожных условиях Восточного фронта.

За полтора года, с осени 1942 по лето 1944, компания F. Porsche KG выпустила более 14 000 экземпляров этой юркой и неприхотливой машины. Внешне она выглядела необычно, по-своему футуристически. Порше был не только гениальным изобретателем, но и своего рода великим художником технических средств. Все, чего касалась его рука, оставляло свой след.

Посмотрите на этот занятный моторчик на корме его амфибии. Он пристегивался к кузову ремешком, который высвобождал агрегат, и тот погружался в воду с помощью длинного металлического штыря. Автомобиль был характерным, узнаваемым, о чем говорят архивные фото нашей галереи. Машина использовалась и как связная, и как командирская, входила в состав моторизованных частей для поддержки пехоты.

Но главным ее козырем было преодоление водных преград. Собственно, для этих целей машина и была спроектирована. Из открытых данных, включая Википедию, известно, что VW Typ 166 строился на базе всемирно известного Volkswagen Käfer, более известного как Volkswagen «Жук». Фердинанд Порше совместно с австрийцем Эрвином Коменда превратил Жука в лодку.

Посмотрите уникальное видео. Оно демонстрирует редкие архивные кинокадры, снятые, очевидно, на ходовых испытаниях «Швимвагена». Как резво передвигается этот модифицированный «Жук» по суше. А как – по воде. Видно, что благодаря «лодочной» конструкции нос амфибии работает как ванька-встанька, мгновенно всплывая после погружения.

А проходимость: с какой легкостью заходит и – что важнее – выходит машина весом порядка полутора тонн в полном снаряжении на крутой берег с градиентом 45°. Достигалось это благодаря специально созданной переднеприводной трансмиссии, работающей в паре с понижающей передачей.

4-цилиндровый оппозитный двигатель с воздушным охлаждением объемом 1,1 литра и мощностью 25 л. с. развивал максимум скорости по суше 80 км/ч, по воде – аж 10 км/ч. Запас хода амфибии по дороге достигал 520 км.

Нечто подобное сделали в середине войны американцы. Их амфибный Ford GPA сошел с конвейера в 1942 году и поставлялся в Советский Союз по программе ленд-лиза. Всего Красная армия получила порядка 3 тысяч единиц таких плавающих автомобилей.

После войны на основе данной разработки, на которую была приобретена лицензия, была построена первая советская амфибия: ГАЗ-46, имевший аббревиатуру «МАВ», то есть «малый автомобиль водоплавающий».

Советские автомобили-амфибии

Во времена СССР было сконструировано немало автомобилей-амфибий. Некоторые их них были отправлены в серийное производство, а некоторые так и остались всего лишь прототипами. Предлагаю вашему вниманию небольшую подборку водоплавающих машин, которые были построены в советские времена.

ВАЗ-Э2122

Этот автомобиль-амфибия ВАЗ-Э2122 разрабатывался по специальному заказу Министерства Обороны СССР. Он был сконструирован в 1976 году тольяттинцами с применением узлов и агрегатов гражданского автомобиля ВАЗ-2121 «Нива». С первого взгляда и не скажешь что это водоплавающий автомобиль!

ВАЗ-Э2122 оснащался 1,6-литровым двигателем, постоянным полным приводом и двумя баками для бензина. Вазовская амфибия могла двигаться по воде со скоростью 4,5 км/ч. В 1977 году был представлен второй вариант вазовской амфибии, но ни один из них так и не был отправлен в серию.

ЗИС-485 «БАВ»

ЗиС-485 БАВ (БАВ — большой автомобиль водоплавающий) — автомобиль-амфибия, выпускавшийся с 1950 по 1962 год. Машина БАВ могла перевозить через водные преграды 25 человек или до 2,5 т груза.

ЗиС-485 БАВ оснащался бензиновым шестицилиндровым двигателем мощностью 110 л.с. Максимальная скорость на суше составляла 60 км/ч, а на воде — 10 км/ч. Движение машины на плаву осуществлялось за счёт вращения трёхлопастного гребного винта, приводимого от трансмиссии. Руль был установлен за винтом.

УАЗ-3907 «Ягуар»

Этому водоплавающему автомобилю, построенному на базе УАЗ-469, также не удалось попасть на конвейер. Особенностью конструкции «Ягуара» стали два гребных винта перед задним мостом, благодаря которым машина имела на плаву отличную маневренность и достаточно большую скорость.

Оснащался УАЗ-3907 «Ягуар» 2,4-литровым бензиновым четырехцилиндровым двигателем мощностью 78 л.с. Максимальная скорость по суше: 105 км/ч, по воде: 9 км/ч. Коробка передач — механическая четырехступенчатая трансмиссия. К 1989 году было изготовлено всего 14 таких машин-амфибий, которые были приняты на вооружение. Но в 1991 году руководство компании отказалось от серийного выпуска УАЗ-3907 «Ягуар».

ГАЗ-46 «МАВ»

ГАЗ-46 «МАВ» — малый автомобиль водоплавающий. Его выпуск начался в 1953 году на Горьковском автомобильном заводе. Корпус МАВ ГАЗ-46 — стальной, моторно-трансмисионное отделение — впереди, отсек экипажа и пассажиров — в центре.

ГАЗ-46 оснащался четырёхцилиндровым двигателем от ГАЗ-М20 «Победа». Трансмиссия и подвеска были заимствованы от ГАЗ-69. Максимальная скорость на суше — 90 км/ч, по воде — 9 км/ч. Двигатель был соединен с ручной коробкой передач, имеющей три передние и одну заднюю передачи, и двухступенчатой раздаточной коробкой. По воде машина передвигалась с помощью одного трехлопастного гребного винта, установленного сзади на корпусе и приводимого от главного двигателя. Выпуск «МАВ» продолжался до 1958 года

ЛуАЗ-967

Полноприводный плавающий автомобиль-транспортёр особо малой грузоподъемности ЛуАЗ-967 был создан по заказу ВДВ. Он имел маленькие габариты: 3682x1712x1580 мм и двигатель объёмом менее 1 литра мощностью всего 37 л.с.

По воде ЛуАЗ 967 передвигался благодаря гребному эффекту, создаваемому колёсами. Скорость на плаву — до 3-х км/ч.Особенностью конструкции такого автомобиля-амфибии была откидная рулевая колонка, расположенная по центру салона: при необходимости водитель мог управлять ЛуАЗом в полулёжа. Рулевая колонка при этом опускается, спинка сидения откидывается назад, а лобовое стекло на капот двигателя.

#амфибия #водоплавающийавтомобиль #ссср #техника

История создания амфибии ГАЗ-46

После окончания ВОВ специалисты НАМИ занялись разработкой плавающей машины. За базу своего проекта они взяли популярный джип ГАЗ-67, производство которого было хорошо отлаженным в последние годы. Технические узлы советского продукта решили совместить с американским Ford GPA, который состоял на вооружении советской армии с 1942 года. Конструкторы планировали существенно переработать зарубежный аналог, приспособив к условиям нашей страны.

НАМИ-011

В конце июля 1948 года эксперты Инженерного комитета ВС СССР утвердили все требования и пожелания по новой разработке. Ей присвоили наименование НАМИ-011, а в армии техника числилась под индексом «МАВ». Новую амфибию планировали использовать для транспортировки по суше и воде небольших грузов и малых группы людей (до 5 человек), буксировки катеров, небольших прицепов, понтонных и других плавающих средств, применяемых в СССР.

Готовящийся серийный выпуск нового продукта сопровождался одной проблемой: ГАЗ-67, который лежал в основе, был создан в военные годы и к началу 1950-х годов морально устарел. В течение последних нескольких лет его планировали заменить перспективной 69-й моделью. Инженеров НАМИ это не тревожило, поэтому в конце весны 49-го года они собрали первые опытные образцы, которые отправили на прохождение заводских тестов. Летом этого же года техника прошла полигонное тестирование, а осенью межведомственные испытания в Ленинграде. Автомобиль показал отличные результаты на всех инстанциях. Всех конструкторов за хорошую работу наградили государственной наградой по указанию главкома.

Через некоторое время один опытный образец НАМИ-011 и техническую документацию к нему отослали на Горьковский автомобильный завод. Планировалось, что после небольшой доработки устройства начнётся массовый выпуск перспективной амфибии. К морально устаревшей основе техники добавилась ещё одна проблема: инженеры НАМИ провели все работы на скорую руку, что негативно сказалось на качестве. Чертежи и другая техническая документация имели огромное количество ошибок, что исключало возможность конвейерного производства.

Несмотря на недовольство местных специалистов, отказываться от выполнения государственного заказа, который получил Сталинскую премию, в те годы было нельзя. На заводе собрали специальную группу, руководителем которой назначили Крещука. Ей поручили внести необходимые исправления в присланные из Москвы документы. В 1944 году на предприятии уже планировали выпускать плавающую технику на базе ГАЗ-67, но от этой идеи в скором времени отказались из-за её бесперспективности. В НАМИ ошибки во время разработки исправляли различными методами, которые не годились для массового выпуска, исправлением чего и занялся Крещук. В это же время руководство Горьковского автомобильного завода отдавало предпочтение 69-й модели, так как при её разработке изначально допускалась возможность переоборудования в водоплавающую машину.

Появление ГАЗ-46

За год команда Крещука внесла в техническую документацию требуемые изменения. Конечный вариант можно было отправлять на конвейер для серийного выпуска. Параллельно с работой над НАМИ-011 другой состав конструкторов под руководством опытных специалистов трудился над разработкой амфибии, в основу которой легли технические узлы инновационного внедорожника ГАЗ-69. Новой разработке присвоили наименование ГАЗ-46 МАВ. Руководство предприятия, видя серьёзный вклад сотрудников в разработку двух конкурирующих проектов, планировало выпустить их одновременно на испытания. В таком случае, основной заказчик (Армия СССР) мог выбрать наиболее современный вариант.

В 1951 году прошло генеральное тестирование доработанной машины Научно-исследовательского автомобильного и автомоторного института. За ним следили специалисты Инженерного комитета ВС СССР. Все испытания ГАЗ-011 прошёл успешно, Крещуку удалось добиться снижения массы, улучшения проходимости, увеличения максимальной скорости и повышения запаса рабочего ресурса основных агрегатов. Проблема запуска серийного выпуска крылась в отказе горьковского предприятия от производства 67-й модели ввиду постановки на конвейер более современного ГАЗ-69. Делать выбор в пользу основного конкурента — ГАЗ-46 — нельзя было из-за симпатии военного руководства к 11-й амфибии. Путаница и нерешённость продлились до 1952 года, пока Крещук в секретном письме не доложил Сталину о проблеме с плавающей техникой на заводе.

Берег левый, берег правый…

Наибольшую известность (и самое широкое распространение) получили автомобили, используемые в составе понтонных парков. Пока для транспортировки элементов переправ использовали конную тягу, массу этих элементов (и соответственно грузоподъёмность самих переправ) приходилось ограничивать, а понтоны являлись полностью автономной, т. е. не зависящей от носителя конструкцией. Появление танков массой 32 т и артиллерийских систем с нагрузкой на ось 9 т потребовало создания понтонного парка с существенно большей грузоподъёмностью. При этом тяжёлые понтонные парки нецелесообразно было использовать для наведения лёгких переправ. Таким образом, необходимо было создать два типа понтонных парков – лёгкий и тяжёлый. Эта задача была решена Военно-инженерной академией и Военно-инженерным полигоном, разработавшими и поставившими на вооружение РККА тяжёлый понтонный парк Н2П и лёгкий понтонный парк – НЛП. Н2П предназначался для наведения мостов на плавучих опорах грузоподъёмностью от 16 до 60 т или организации паромных переправ грузоподъёмностью от 16 до 60 т. Кроме того, парк Н2П позволял возводить мосты на жёстких опорах длиной 45 м под нагрузку 16 т или длиной 26 м под нагрузку 24 т.

Конструкция такого парка не позволяла механически дробить его общую массу, увеличивая длину обоза. В комплект парка входило 16 носовых полупонтонов, 32 средних полупонтона, комплект пролётного строения, 16 въездных аппарелей, козловые опоры, 16 забортных агрегатов СЗ-20 (или 10 буксирно-моторных катеров БМК-70, или 16 мотор-вёсел МВ-72), а также вспомогательное имущество.

На 1 января 1941 г. инженерные войска РККА имели до 265 переправочных парков всех типов (Н2П, НЛП, МДПА-3), в том числе 45 тяжёлых (Н2П), более 1060 передвижных электростанций, свыше 680 лесопильных рам и станков и много других средств, в том числе и непосредственно связанных с автомобильной техникой.

Впоследствии были модернизированы существующие и созданы новые переправочные средства: на Навашинском машиностроительном заводе модернизированный вариант тяжёлого понтонного парка Н2П получил обозначение Н2П-41, появился рассчитанный на 70 т тяжёлый понтонно-мостовой парк ТМП. Перевозка последнего осуществлялась на 102 автомобилях, из которых только понтонных было 72, в том числе и специально оборудованных ЗИС-5.

Применение и технические параметры

Все построенные амфибии ГАЗ-46 изначально передавались в Советскую Армию, где состояли в штате понтонно-мостовых полков и отдельных десантных батальонов, ответственных за наведение переправ.

По мере списания машины ГАЗ-46 отправлялись на базы хранения, откуда многие из них попали к частным владельцам. Особую ценность имеют амфибии раннего выпуска, построенные на шасси ГАЗ-67Б.

Прямых аналогов у амфибии ГАЗ-46 не существует, имеет смысл сравнить характеристики с плавающими автомобилями США и Германии, которые использовались в ходе войны. Американский GPA, послуживший прототипом для советской разработки, имеет весьма близкие параметры. Машина отличается меньшей длиной корпуса при одновременном увеличении ширины, скоростные данные практически одинаковы.

ГАЗ-46Ford GPAVolkswagen Typ 166
Длина, мм493046203825
Ширина, мм190021301480
Высота, мм177017501615
Масса, кг12701595910
Мощность двигателя, л.с.556025
Скорость движения на суше/по воде, км/ч90/989/8,680/10
Грузоподъемность, кг500500435

Германский автомобиль Typ 166, построенный на узлах легендарного Kaefer, оснащался оппозитным мотором с системой принудительного воздушного охлаждения.

Несмотря на заметно меньшую мощность, немецкая амфибия имеет схожие скоростные характеристики, достигнутые снижением веса и габаритов. При этом кузов Typ 166 рассчитан всего на 4 человек, в то время как советская и американская машины вмещают по 5 пассажиров.

Единственной серийной версией миниатюрной машины стала модель в масштабе 1:43, выпушенная в Китае и распространявшаяся в журнальной серии «Автолегенды СССР». В конце 90-х годов частной мастерской «Уральский сокол» выпускалась небольшой партией смоляная модель автомобиля. Встречается амфибия и в нескольких фильмах, например, ГАЗ-46 можно увидеть в киноленте «Пятерка отважных», снятой в 1970 году.

Описание конструкции

Плавучесть МАВ

обеспечивал стальной сварной корпус на раме из коробчатых профилей. Это был корпус понтонного типа, в котором не было дверей. Корпус плавающего автомобиля внутри был разделен вертикальными поперечными перегородками на 3 отсека: носовой, средний и кормовой. В носовом отсеке автомобиля находилось моторно-трансмиссионное отделение (МТО). Средний отсек представлял собой кабину экипажа и пассажиров, а в задней части располагалось багажное отделение. На носу плавающего автомобиля находился перекидной волноотбойный щиток, который поднимается экипажем перед входом автомобиля в воду. Щиток или экран предотвращали «зарывание» автомобиля носом в воду, а также защищали воздухозаборник, необходимый для охлаждения двигателя, и центральный отсек от попадания воды. Между фарами находился кнехт, необходимый для швартовки амфибии на воде и кабестан для спасательного буя. За пределами кузова ГАЗ-46 были установлены рычажные амортизаторы, а на задней верхней площадке были размещены запасные колеса. Плавающий автомобиль ГАЗ-46 был оснащен 4-цилиндровым мотором от легкового автомобиля ГАЗ-М20 «Победа», а от внедорожника ГАЗ-69 была заимствована подвеска колес и трансмиссия.Двигатель машины был соединен с ручной коробкой переключения передач, обладавшей тремя передними и одной задней передачей, и двухступенчатой раздаточной коробкой. На водной поверхности автомобиль мог передвигаться с помощью трехлопастного гребного винта, который приводился в движение карданным валом от раздаточной коробки. Направление движения автомобиля в воде можно было менять водяным рулем, который помещался в струе воды, отбрасываемой винтом лодки. Отличительной особенностью амфибии ГАЗ-46 (МАВ) были колеса особой конструкции, для увеличения проходимости они позволяли двигаться и на подспущенных шинах без какого-либо риска их проворачивания и попадания внутрь покрышки воды.

фотография ГАЗ-46 двигатель

Так как автомобиль был плавающим, вся его электропроводка была выполнена с герметичными электроразъемами, не нуждался в дополнительной защите и распределитель зажигания, который был полностью герметичным. На носовую палубу плавающего автомобиля ГАЗ-46 были выведены глушитель и выхлопная труба. Правда, глушитель создавал настолько много шума, что демаскировал автомобиль. С другой стороны носовой палубы находилась горловина бензобака, то есть в случае возникновения необходимости можно было провести дозаправку топливного бака непосредственно на воде.

фотография ГАЗ-46 кабина экипажа

Дизайн кабины экипажа, если здесь уместно использовать столь громкое определение, был по-спартански прост, поскольку плавающий автомобиль изначально проектировался по заданию военных. Какой-то особый уровень комфорта ни для экипажа, ни для пассажиров предусмотрен просто не был. А по общему оформлению плавающий автомобиль ГАЗ-46

, скорее, был похож на катер. Приборный щиток МАВ был полностью позаимствован с внедорожника ГАЗ-69. При этом на щитке приборов имелись тахометр и сигнальная лампочка, которая оповещала о появлении воды в трюме. Рычаги управления трансмиссией находились с правой стороны от водителя. Кронштейны педалей отличались своей необычной формой и находились близко друг к другу, для того чтобы было как можно меньше разных технологических отверстий, через которые вода могла попасть внутрь корпуса автомобиля. Рама ветрового стекла могла быть уложена на капот, а над пассажирским отсеком можно было легко растянуть тент из брезента. Передний ряд сидений включал в себя два кресла: для командира и водителя. Позади них была смонтирована трехместная скамья, не имевшая регулировок. Для удобства обслуживания в кабине автомобиля был установлен топливный фильтр.Плавающий автомобиль ГАЗ-46 (МАВ) поступал на вооружение отдельных переправочно-десантных батальонов, а также отдельных понтонно-мостовых полков, помимо этого он экспортировался в страны, которые были участниками Варшавского договора. Выпуск автомобиля продолжался в Советском Союзе с 1953 по 1958 год, когда производство базового ГАЗ-69 было передано на завод УАЗ. При этом в Ульяновске просто не было производственной возможности, чтобы продолжать выпуск плавающего автомобиля, что, наряду с небольшой потребностью в подобных машинах, послужило причиной к прекращению их выпуска. К тому же в армию тогда уже начали поступать первые БРДМ. Точной информации о количестве выпущенных МАВ нет, но, по всей видимости, всего было собрано около 650 таких автомобилей.

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwitterВКонтакте
Напишите комментарий