Дедовщина на советских подлодках: как это было

Помощь в трудной ситуации

Как указывалось, возникновение дедовщины сейчас в армии 2020 года – скорее исключение. Но может случиться и такое. В первую очередь, военнослужащему стоит пожаловаться непосредственному начальнику – командиру роты, если от него нет помощи – обращаться дальше.

Стоит помнить, что любое обращение в медсанчасть фиксируется, и, если срочник попал с ушибами и другими травмами, эта информация обязательно передается командованию.

Родителям стоит при прибытии в часть на присягу взять номера телефонов командиров взвода и роты, комбата, замкомбрига полка и других. В случае, если возникают проблемы, в том числе если солдат не выходит на связь, с данными офицерами можно связаться и выяснить причину «недоступности» сына.

Что никогда не сделает «правильный» «дед»

«Дедушка», конечно же, не станет мыть полы – это вообще западло. И в принципе любая обременительная работа – не для него. «Деды» не ходят на утреннюю зарядку, не подрываются спрыгивать с верхних ярусов коек в казарме по команде «Рота, подъем!». Во-первых, наверху спят только «душары» и «беспонтовые» «черпаки». Во-вторых, «деду» «по сроку службы положено» быть медлительным – «париться» за него должны другие, он свое отпрыгал. «Деды» стараются занять в армии «теплые» места – они каптерщики, хлеборезы.

В Советской армии «дедов» можно было безошибочно различить по внешнему виду. Внешность – паспорт «дедушки», его непременный атрибут. Уважающий себя «дед» никогда не будет выглядеть «по-духовски». Отличительные особенности, которые должны были свидетельствовать о наивысшем социальном статусе военнослужащего срочной службы, имелись практически в каждом предмете одежды и обуви старослужащего. Бляха кожаного ремня, непременно загнутая вовнутрь, – сияет, надраенная «пастой гои» как зеркало на солнце. Кокарда на фуражке (в холодное врем года – на шапке) загнута так же, как и ременная бляха. Сама шапка – «ведром» (особая форма «дедовского» головного убора, получавшаяся после оснащения шапки специальными вставками и последующей глажки).

«Парадка» – выходной китель – безукоризненно выглаженная и новая (чаще – «отжатая» у «духа»). На ней должны быть все значки, которые только возможно достать – от комсомольского до гвардейского. Форма х/б, как и шинель (бушлат) – ушитые. Сапоги – яловые, укороченные, каблуки обрезанные «на конус», с подковами. Прическа – спереди чуб, сзади по уставу, с окантовкой. Зимой под х\б – «вшивник» (свитер или что-то другое, тоже неуставное, но теплое).

«Подшива» (подворотничок) – никаких стандартных «духовских», только аккуратно сложенный в несколько слоев белоснежный кусок разорванной простыни или наволочки, желательно толщиной едва ли не с палец – это особый шик. «Дед» подшивается (вернее ему подшивают «духи») только черными нитками. «Деды»-«дембеля» (солдаты и сержанты после выхода приказа министра обороны о демобилизации их призыва) носят на «подшиве» вышитый знак «ДМБ».

Манера одеваться: шапка (фуражка) – на затылке, верхняя пуговица на кителе – расстегнута, крючок на х/б не используется вообще. Сапоги – гармошкой. Ремень – висит на… (на причиндалах, скажем так).

«Правильный» «дед» не гоняет «духов» – это удел «черпаков». В столовую «деды» тоже стараются не ходить – еду им должны носить «духи» «Дед»-«дембель» мыслями уже «там», на гражданке. Он отдает свое положенное на завтрак масло «духам», а сам заканчивает приводить в порядок свою карнавальную дембельскую форму.

Реклама от Google

Ритуалы

Переход военнослужащих на следующую иерархическую ступень сопровождался специальным обрядом – переводом. Его формы были различны, но суть – одна. К примеру, солдата били ремнем столько раз, сколько месяцев ему осталось служить, и все это он должен переносить молча. Однако при переходе в категорию «дедов» удары наносились ниткой, при этом солдат должен был кричать во весь голос, словно страдая от сильной боли.

На флоте были свои ритуалы. Так при переводе из категории «карасей» в «полторашники» происходил обряд «смывания чешуи». В зависимости от погодных условий и места действия «карася» выбрасывали за борт, окунали в прорубь или обливали из пожарного шланга, стараясь провести обряд перевода неожиданно для «посвящаемого».

В советской армии практиковались и более жесткие ритуалы, например «пробивание лося». Старослужащий заставлял солдата нового призыва скрестить руки на некотором расстоянии ото лба, после чего наносил ему удар в перекрестие рук. Сила удара зависела от настроения «деда» или от вины новобранца.

Нередко ритуальная сторона дедовщины отходила на второй план, и старослужащие начинали откровенно издеваться над новичками. Иногда это закачивалось трагедией. Не только для «духов». Широкую известность в период перестройки получило «дело Сакалаускаса» – молодого солдата из Литвы, расстрелявшего в феврале 1987 года на подъезде к  Ленинграду караул из семи старших сослуживцев.

Среди погибших оказались обидчики Сакалаускаса: повар Гатауллин, который регулярно подсыпал в порцию «духа» полстакана соли или песка, лишал его завтрака или обеда; старший сержант Семенов, не раз макавший рядового лицом в унитаз, ставивший в наряд на 10 часов. После инцидента Сакалаускас с диагнозом  «хроническое психическое заболевание с непрерывно прогрессирующим течением» был направлен на принудительное лечение.

И таких трагических последствий дедовщины было немало. Как же реагировало на это военное руководство? Еще летом 1982 года был издан секретный приказ №0100 о борьбе с неуставными отношениями. Однако к этому времени дедовщина приобрела настолько массовый характер, что бороться с ней было практически невозможно.

Что об этом думают дембеля

Как известно, в Советской армии в плане дисциплины царил, выражаясь словами героя фильма «Осенний марафон», «маленький раскардаш»: офицеры устранялись от ведения полноценной работы с составом воинских подразделений, негласно передавая свои полномочия старослужащим. Существовали две формы армейского быта — уставная и дедовщина.

По воспоминаниям служивших в 1970-х годах, «уставщиной» они мордовали стукачей и других «альтернативно одаренных» сослуживцев, поскольку строгое соблюдение норм устава считалось наказанием. Для дембелей того времени было немыслимым (да и недостижимым в реальности) постоянно следовать воинскому уставу — военнослужащий ведь не робот, чтобы целый день ходить строевым шагом и у каждого спрашивать разрешение обратиться.

В условиях, когда порядок в подразделении были вынуждены поддерживать сами же военнослужащие, неизбежно должен был выработаться соответствующий свод правил поведения, основанный на подчинении одних бойцов другим. Немногочисленные сержанты с подобными командными ролями не справлялись — авторитета начальника-ровесника, пусть даже с двумя-тремя лычками-«соплями» на погонах, явно было недостаточно, чтобы подчинить себе десятки сослуживцев.

До массового наплыва в советские войска срочников-маргиналов дедовщина там выражалась в том, что старослужащие гоняли молодых по физподготовке, сборке-разборке оружия, стрельбе, умению обращаться с техникой — по всему тому, что должен знать и уметь настоящий солдат. И все понимали, что эти нагрузки необходимы для дела. Естественно, молодой призыв чаще ходил в наряды, занимался уборкой территории и помещений. Но дедам «духи» тогда не шестерили — не подшивали им воротнички, не стирали форму и т.п. — ничего этого молодых делать не заставляли. А если и имели место единичные эпизоды, то на место зарвавшегося старослужащего ставили его же товарищи.

В торпедном отсеке

В это время, как утверждает Игорь Хмельнов, автор книги «Бунтующий флот России. От Екатерины II до Брежнева», Сергей Беседин, который по счастливому стечению обстоятельств остался жив, сумел пробраться к переговорному устройству и доложить о ЧП на «Вепре». А Александр Кузьминых уже расстреливал шестерых своих сослуживцев, которые, ничего не подозревая, отдыхали в кубрике. Пятеро матросов погибли. Шестой не пострадал только потому, что Кузьминых стрелял в темноте и попросту не попал в товарища. Но этого торпедисту показалось мало: он включил систему ЛОХ (лодочной объемной химической защиты), пустив опасный газ фреон в третий отсек, где находился 31 человек. К счастью, сработал сигнал тревоги, и матросы успели надеть противогазы. А 19-летний преступник забаррикадировался в торпедном отсеке подлодки. Кузьминых предупредил, что взорвет боезапас, находившийся на судне, если командование решится на штурм.

Неуставные отношения в царской армии

Из учебников истории и произведений классиков мы знаем, что русская армия времен Суворова или Кутузова была суровой школой жизни. Служили по двадцать пять лет, а мордобой и жестокие телесные наказания считались нормой. Рукоприкладством в основном занимались унтер-офицеры, которые таким образом поддерживали порядок в армейском коллективе. До нас не дошли сведения об издевательствах солдат друг над другом. Некий прообраз дедовщины существовал и тогда. Еще со времен Петра Первого к новобранцу приставляли опытного солдата – «дядька». Он учил молодого, как вести себя в новом коллективе и помогал в освоении армейских премудростей, в обмен на что «дух» выполнял поручения «дядька», чистил оружие, чинил амуницию. Подобная практика выглядит довольно логично и не кажется унизительной.

В то время солдаты больше страдали от официальных телесных наказаний, которые отменили в 1904 году. Попытка их возрождения в 1916 году привела к окончательному подрыву морального духа российской армии.

В царской России неуставные отношения были распространены среди юнкеров

В XIX веке явление, весьма напоминающее современную дедовщину, получило широкое распространение в военных учебных заведения Российской империи. Об этом осталось множество воспоминаний современников. Причем неуставные отношения царили в самых престижных училищах страны: в Пажеском корпусе, Николаевском инженерном училище. Новичков не только избивали или издевались над ними – возникла иерархическая система, похожая на ту, что действовала в советской армии. В Николаевском кавалерийском училище юнкера младших курсов назывались «зверями», старших – «корнетами», а второгодников именовали «майорами».

Смерть террориста и причины ЧП

Александр Кузьминых «держал оборону» почти сутки. Так как действия матроса могли привести ко второму Чернобылю, все суда, находившиеся поблизости, были отведены подальше от субмарины. Это было сделано еще и потому, что, несмотря на требования террориста, для разрешения инцидента было решено все-таки провести спецоперацию с участием специальных подразделений ФСБ и Северного флота. В ходе штурма, если верить изданию «Россия в формировании международной системы профилактики распространения оружия массового поражения» (КомКнига, 2008 год), Александр Кузьминых был ликвидирован. Аналогичной версии придерживается и Игорь Хмельнов. Причем, согласно одной из версий, Кузьминых погиб от взрывного устройства, вмонтированного сотрудниками ФСБ в трубку телефонного аппарата, по которому и велись все переговоры. А вот Александр Державин утверждает, что террорист-одиночка покончил с собой.

Как бы то ни было, ситуация и подлодка были взята под контроль только после смерти Александра Кузьминых. Тот же Державин пишет о том, что причинами поступка Кузьминых могли стать как дедовщина, так и психическое заболевание. Впрочем, факт наличия неуставных отношений доказан не был. Но нарушениями психики Кузьминых, как выяснилось, действительно страдал. Как такого призывника пропустила комиссия, так и осталось тайной. Тем более, что отбор на флот всегда отличался крайней строгостью. Однако за случившееся ответили лишь несколько офицеров, которых понизили в должностях, а Сергей Беседин получил небольшую страховку.

Неудавшееся дезертирство

Дело о первом в мире террористическом захвате атомной подводной лодки было засекречено сразу после трагедии. Однако уж через год военная прокуратура Северного флота решила предать случившееся огласке. Благодаря этому стало известно не только о самом преступлении, но и о личности террориста. Его звали Александр Кузьминых. Он был призван на армейскую службу Приморским военкоматом города Санкт-Петербурга осенью 1997 года. Как пишет Александр Державин в своей книге «Морские дьяволы. Из жизни водолазов-разведчиков Балтийского флота ВМФ», Кузьминых служил матросом-торпедистом на новой многоцелевой атомной подводной лодке К-157 «Вепрь».

Ночью 11 сентября 1998 года, когда все и произошло, подлодка находилась на боевом дежурстве на базе, располагавшейся в поселке Гаджиево Мурманской области. В четвертом часу Александр Кузьминых с помощью зубила на длинной ручке убил часового.

Где больше всего дедовщины

Существует мнение, что неуставные отношения чаще возникают в менее престижных частях типа стройбата. Это заблуждение. Факты дедовщины обнаруживались в самых «элитных» подразделениях российской армии. Считается, что неуставные отношения менее распространены среди военнослужащих, имеющих постоянный доступ к огнестрельному оружию. Хотя в Афганистане дедовщина цвела буйным цветом и нередко принимала самые жестокие формы.

Значение имеет не род войск или место дислокации подразделения, а профессиональные качества командного состава. Наибольший уровень неуставных отношений наблюдается в частях, где офицеры не справляются со своими прямыми обязанностями, не вникают в повседневную жизнь солдат и сержантов, находящихся под их началом.

Что изменилось в новейшее время

В 90-е годы ситуация стала еще хуже. Тяжелейший экономический кризис привел к развалу армии – из нее стали массово уходить толковые офицеры. Общество захлестнула волна криминальной романтики, на блатном жаргоне начали говорить ученики в школах. Все это способствовало дальнейшему проникновению уголовной культуры в армию. Неуставные отношения еще более ожесточились: теперь у молодых солдат стали вымогать деньги, появились случаи сексуального насилия в казармах, избиения все чаще заканчивались убийствами.

В 90-е годы в армию лучше было не попадать

Изменения к лучшему появились только в начале «нулевых» годов. В стране улучшилось экономическое положение, что позволило существенно увеличить финансирование армии. Проблема дедовщины стала настолько острой, что военному ведомству пришлось заняться борьбой с ней.

В 2006 году Госдума приняла поправки к закону о воинской обязанности, согласно которым, срок службы с 2007 года уменьшался до полутора лет, а с 2008 – до года. Это решение в кратчайшие сроки нанесло по неуставным отношениям в армии сокрушительный удар — оно начало ломать всю систему отношений в неофициальной воинской иерархии. Сейчас разница между новым и старым поколением в казарме составляет всего лишь полгода. В последние годы армия взяла курс на увеличение количества контрактников в своих рядах. С 2017 года все корабли Северного флота уже комплектуются матросами, служащими по контракту.

В 2020 году военная прокуратура сообщила, что количество случаев рукоприкладства уменьшилось на 18% по сравнению с 2016 годом. Уменьшение срока службы значительно улучшило ситуацию с неуставными отношениями, но полностью решить ее не смогло. Доказательство этому – многочисленные видеоролики с издевательствами над солдатами, выложенные в интернете. Это подтверждают и представители общественных организаций, хотя и они говорят об уменьшении уровня проблемы.

Болезнь общества

Для многих исследователей дедовщина в советской армии – прямое следствие изменившегося социального фона в стране. Адмирал, в прошлом командующий Северным флотом Вячеслав Попов полагает, что дедовщина – это болезни общества, которые были перенесены в армейскую среду.

В 1960-е годы в советском обществе произошел надлом, когда элита, окончательно вырвавшаяся из-под тотального контроля сталинской системы, начала раскачивать десятилетиями складывающуюся систему субординаций и подчинений. Ответственность сменилась безответственностью, а прагматизм – волюнтаризмом.

Ученый и публицист Сергей Кара-Мурза связывает дедовщину с падением общинного принципа построения Союза и с переходом всего населения на евроцентристские и индивидуалистические рельсы. Кара-Мурза называет это «фактически первым звоночком катастрофического разрушения общественной морали».

Это было время, когда на металлолом резались корабли и самолеты, а в офицерском составе происходили большие сокращения. Генералы, которые пытались противодействовать с их точки зрения деструктивному процессу, немедленно смещались. На их место пришла новая, «паркетная», генерация военачальников, которая больше была озабочена не повышением боеготовности, а личным благополучием.

На рубеже 1960-70-х годов мало кто верил во внешнюю угрозу, и это сильно расхолаживало Вооруженные силы. Однако армия не может существовать вне иерархии и порядка. Все это сохранилось, но согласно новым веяниям трансформировалось в неуставные методы поддержания дисциплины. Как отмечает Кара-Мурза, выхолащивание сталинизма из армии привело к тому, что явная и жесткая форма подавления личности была заменена на более мягкую и скрытую.

День сегодняшний

А что же сегодня, есть ли сейчас в армии дедовщина, в том же 2020 году? Согласно официальным данным, если и случается, то весьма редко. Сделано для этого было многое:

  • срок службы сократили до 1 года, считается, что за это время не успеют появиться «деды», а разница между срочниками будет минимальной, что убережет от попыток показать свое превосходство;
  • активно работают общественные движения, такие как Матери Росси, защищающие права молодых солдат;
  • армия стала более открытой структурой, информация о состоянии дел в которой чаще доходит до населения;
  • введены значительные штрафные санкции за подобные случаи, в том числе и для офицерского состава;
  • призывников оставляют преимущественно в том регионе, где они живут;
  • регулярно проводятся проверки на различных уровнях.

Помогло ли это устранить дедовщину в армии к 2020 году? По большей части да. Конечно, в закрытом коллективе, где находятся представители совершенно разных профессий, социальных слоев и традиций воспитания, неминуемы конфликты. Целый год совместного проживания дает о себе знать.

Да и среди общей массы всегда найдутся те, кто хочет занять место «вожака стаи» и те, кто постоянно совершают какие-то неприглядные поступки. Но это скорее частный случаи, иногда выливающиеся в конфликтные ситуации или даже драки. Во многом это зависит от стрессоустойчивости солдат и внимательности командного состава.

Да и офицеры не находятся со срочниками круглосуточно. Они тоже могут упустить момент дискриминации. Хотя опытный военный быстро заметит, что с его «подопечными» что-то не так. Нередко в качестве «дедов» выступают уже не старослужащие, а солдаты, имеющие хорошую физическую подготовку и низкие моральные принципы.

В то же время не стоит путать дедовщину с неуставными отношениями, которые не включают дискриминацию и попытки подчинить себе других. Так, землячество в армии было всегда, и поддержка со стороны земляков может проявляться и сейчас, особенно, если солдата направили служить далеко от места проживания.

Бывают ситуации обучения солдатами, уже прослужившими определенный срок, новичков. Но если они не включают унижения и прочих неприятных моментов, то такое считается нормой, ведь новобранец в первые дни не имеет представления о порядках в подразделении.

Дискриминация и унижение – основные признаки дедовщины, причем выказывать их могут не только старослужащие, но и другие военные, считающие себя более привилегированной группой

Возвращение

Когда в конце 1960-х годов в советской армии стали вновь отмечаться случаи неуставных взаимоотношений, многие, особенно ветераны Великой Отечественной, не хотели в это верить, называя это выдумкой, брехней. Седовласым фронтовикам, для которых моральный дух, честь и взаимовыручка на войне были превыше всего, подобное было принять непросто.

По одной из версий, дедовщина вернулась в армию после сокращения срока службы по призыву в 1967 году с трех лет до двух в сухопутных войсках и с четырех до трех — на флоте. В течение некоторого времени сложилась такая ситуация, что в одном подразделении находились срочники, которые дослуживали третий год, и те, кому суждено было провести в армии на год меньше. Последнее обстоятельство выводило из себя служащих старого призыва, и они вымещали злобу на новобранцах.

Есть и другая причина. Изменение срока службы совпало с дефицитом призывников, вызванным демографическими последствиями войны. Пятимиллионная советская армия должна была уменьшиться на треть. Чтобы как-то компенсировать демографические потери, Политбюро ЦК КПСС было вынуждено принять решение о призыве в армию мужчин с уголовным прошлым, что прежде было совершенно исключено.

Функционерами это событие объяснялось как исправление оступившихся сограждан. Однако на деле бывшие обитатели тюрем и зон стали вводить в армейский обиход порядки и ритуалы прежних мест своего проживания.

Другие наблюдения вину за дедовщину возлагают на командиров частей, которые начали широко использовать солдатский труд для извлечения личной материальной выгоды. Не предусмотренная уставом хозяйственная деятельность привела к тому, что старослужащие стали выступать в роли надсмотрщиков над солдатами первого года службы.

Дедовщина в Советском Союзе

Одним из первых решений молодой советской власти была полная отмена телесных наказаний в армии. В довоенный период ничего похожего на современную дедовщину в РККА не было – все процессы в армии жестко контролировались. Максимум, что могли сделать старослужащие, это пошутить над новобранцем. Любая же попытка создать, сплотить «дедов» для решения вопросов в воинском подразделении, могла привести к тюремному сроку.

Нет упоминаний о случаях неуставных отношений во время войны. Да и откуда им было взяться, если жизнь пехотинца на передовой обычно измерялась несколькими атаками? По заявлениям очевидцев, новобранца могли заставить поменяться обувью или обмундированием, и то подобные практики были скорее исключением, чем правилом.

Есть мнение, что неуставные отношения в армию пришли вместе с заключенными, призванными на фронт из лагерей. Действительно, они во многом напоминают жизненный уклад «блатных» на зоне, но в то время дедовщина не получила широкого распространения.

Есть несколько версий, почему так случилось:

Распространенным заблуждением о дедовщине является уверенность в отсутствии неуставных отношений в горячих точках. Мол, доступность боевого оружия отрезвляет горячие головы и останавливает издевательства над молодыми солдатами. Опыт Афганистана, а затем и Чечни показывает ошибочность такого мнения. В ОКСВА дедовщина процветала как в тыловых частях, так и в подразделениях, активно участвующих в боевых действиях. Офицеры прекрасно знали об этом явлении, но считали борьбу с ним нерациональным.

Дедовщина — это явление, появившееся в позднем Советском Союзе. Именно тогда сформировалась казарменная иерархия, появились ритуалы неуставных отношений

70-е и 80-е годы стали периодом «расцвета» неуставных отношений в Советской армии. Об этом свидетельствуют практически все, кто проходил службу в это время. «Дедовщина» стала главной «скрепой» Вооруженных Сил СССР в последние десятилетия их существования. Тогда родилось большинство традиций и ритуалов неуставных отношений. Офицеры в большинстве не противостояли явлению, а использовали его для личных целей.

Можно ли противостоять дедовщине

О неуставных отношениях существует множество мифов, появившихся в основном благодаря кинематографу и художественной литературе. Один из самых распространенных гласит, что новобранец, сильный морально и хорошо подготовленный физически, вполне может противостоять проявлениям дедовщины в армии, способен дать отпор старослужащим и защитить себя от унижений и издевательств.

К сожалению, это иллюзия. Молодой солдат может быть физически сильнее любого «деда» в казарме, но если в части существуют неуставные отношения, против него выступит весь армейский коллектив. После проявления неповиновения он автоматически попадет в «черный список» с вытекающими последствиями. Бунтаря будут изводить уставом, помещать на гауптвахту, устроят бойкот.

Сегодня дедовщину все чаще заменяют землячества — притеснения солдат по национальному или религиозному признаку

Нужно четко понимать, что дедовщина в армии практически невозможна без молчаливого одобрения командования. Солдат с сильной волей теоретически может противостоять сослуживцам, но против офицеров и командира части он бессилен. От неуступчивого бойца будут требовать строжайшего выполнения всех уставных положений, причем в случае любых нарушений под наказание обязательно попадут военнослужащие его собственного призыва. Так неуступчивый солдат может быть легко лишен любой поддержки в казарме и превращен в изгоя.


Автор статьи:

Никифоров Владислав

Как построена армейская иерархия

Дедовщина не означает беспредел или анархию. Это не просто способ умудренных службой солдат измываться над неопытными товарищами, а жесткая и стройная система, выстроенная в течение многих поколений. Существует целый «табель о рангах», согласно которому, военнослужащие получают статус и неофициальное звание в зависимости от срока службы. При переходе с одной ступени иерархической лестницы на более высокую, солдат должен пройти особый ритуал, сопровождающийся, как правило, причинением физической боли. Их названия (скорее, клички) могут меняться в зависимости от вида и рода войск, но в целом они похожи:

  • «Запахи», «духи бесплотные», «быки», «карантины» — военнослужащие, находящиеся на карантине, еще не принявшие присягу;
  • «Духи», «отцы», «воробьи», «ЧИЖи» (человек, выполняющий желания) — солдаты, прослужившие менее полугода;
  • «Слоны», «гуси», «вороны» (ВДВ), «моржи», «щеглы», «мамонты», «караси» (ВМФ) — военнослужащие, находящиеся на втором полугодии службы;
  • «Черпаки», «черепа», «борзые караси», «годки» (флот), «помазки» — солдаты, прослуживший один год;
  • «Дедушки», «деды», «старики» — срок службы более полутора лет. От термина «дед» и пошло название неуставных отношений;
  • «Дембель» — неофициальный статус военнослужащего после выхода приказа об увольнении в запас.

В системе неуставных отношений деды имеют самое привилегированное положение. В казарме их слово – закон. Особенно это касается «духов» и «запахов». «Деды» в армии избегают участия в хозяйственных работах – этим занимаются «молодые» бойцы, хотя и старослужащие вынуждены соблюдать некоторые традиции. Например, еще с советских времен повелось, что в «стодневку» – за сто дней до приказа о демобилизации – «дед» обязан отдавать свое масло «духам».

«Дед» — это вершина неофициальной армейской иерархии

Военнослужащие, прослужившие более одного года («черпаки», «черепа»), согласно казарменной иерархии, занимают промежуточное положение. Они не имеют полной власти над молодыми солдатами, но уже не занимаются уборкой территории или помещений. «Черпаки» следят за порядком, присматривают за «духами», контролируют соблюдение негласных казарменных законов. Они же приводят в исполнение наказания, которые назначены старослужащими «слонам» и «духам». «Черпаки» имеют право сидеть в присутствии «дедов» и «дембелей», им можно есть гражданскую пищу, подшивать одежду и расстёгивать верхнюю пуговицу. Они даже могут употреблять алкоголь, но только с разрешения «дедов». Полную власть над молодыми солдатами «черпаки» получают после призыва собственных «духов», то есть к окончанию полуторагодового срока службы. Применять силу они могут только с одобрения старослужащих.

Молодые солдаты в первые шесть месяцев службы вообще не имеют никаких прав. До достижения ранга «черпака» у них есть только обязанности. Они не могут перешивать свою форму, посещать чайную, держать руки в карманах, их передачи из дому обычно попадают к старослужащим. Новобранцы полностью обслуживают «дедов», вплоть до стирки их нижнего белья и носков.

«Дух» обязан терпеть издевательства сослуживцев, стоящих выше него в казарменной иерархии, заниматься выполнением самых грязных и тяжелых работ, его могут избить за малейшую провинность.

В завершение можно добавить, что после уменьшения срока службы до одного года, вышеописанная система постепенно уходит в прошлое. За двенадцать месяцев она просто не успевает сложиться.

https://youtube.com/watch?v=hUck4F04XKY

Язык дедовщины

Дедовщина в армии — это давно устоявшийся принцип быта и способ общения солдат между собой. Естественно, что неуставные отношения требуют и специфической лексики, которая в среде солдат-срочников подчеркивает иерархию. Лексика разнится согласно видам Вооруженных сил, особенностям подразделения и месту нахождения воинской части. Однако любой язык дедовщины понятен всем. Вот наиболее употребительный словарь:

– военнослужащий, еще не принявший присягу и живущий в отдельной казарме: «салабон», «мамонт», «запах», «карантин»;

– военнослужащий первого полугодия службы: «дух», «щегол», «чижик», «гусь»;

– военнослужащий второго полугодия службы: «слон», «морж», «старший гусь»;

– военнослужащий, отслуживший больше года: «котел», «черпак», «помазок», «фазан»;

– военнослужащий, отслуживший от полутора до двух лет: «дед» или «старик»;

– военнослужащий, находящийся в части после выхода приказа об увольнении в запас: «дембель» или «карантин».

Некоторые термины требуют расшифровки. «Вы ещё даже не «духи», вы – «запахи», – так «деды» говорили новобранцам, только что прибывшим в часть. Почему «запахи»? Потому что от призывников еще пахло бабушкиными пирожками, которыми их откармливали перед службой.

Следующая ступень новобранца – «дух» (также «салабон» или «желудок»). В армии он – никто. У него нет никаких прав. Никто ему не должен, а он обязан всем.

«Слонами» называли срочников, уже втянувшихся в армейские будни: они еще не привыкли филонить и готовы выдерживать любые нагрузки.

А как иначе заставишь?

Любопытные выводы о пользе дедовщины (в неизвращенной ее форме, которая не предполагает издевательства и унижения) делают социологи, многие из которых знают о неуставных взаимоотношениях не понаслышке — сами служили. Главный вывод их исследований таков: кроме как дедовщиной ничем нельзя было заставить советского воина исполнять свои служебные обязанности. В качестве примера приводятся меры воздействия на военнослужащего-нарушителя — уставные и дедовские.

В Советской армии было несколько уставных видов наказания для тех, кто не хотел служить, как положено: наряд вне очереди, выговор с занесением в личное дело, отправление на гауптвахту (губу) или в дисциплинарный батальон (дисбат). В наряды молодые и так ходили чаще старослужащих. Выговор солдата совершенно не тревожил, поскольку никаких последствий не имел. Губа и дисбат, понятное дело, не пустовали, но, во-первых, гауптвахты были далеко не во всех воинских частях, а во-вторых, командованию было невыгодно обнародовать поступки солдат, за которые строго наказывали: высшее начальство снимало стружку в конечном итоге с офицеров части.

Дедовский способ поддержки дисциплины внутри части был прост и максимально эффективен — старослужащие использовали универсальный язык, понятный всем и каждому, — язык силы. Подобный метод принуждения действовал безукоризненно — солдат быстро понимал, что именно, как и когда он должен делать.

Начиная с 1970-х годов престиж офицеров стал стремительно падать. С этого же времени в Советскую армию начали призывать контингент с сомнительным, часто криминальным прошлым. В многом это было обусловлено критической демографической ситуацией, явившейся следствием Великой Отечественной войны.

Многие социологи считают, что устранение дедовщины без замены ее иной системой взаимоотношений между военнослужащими, может повлечь за собой исключительно негативные последствия — в воинской дисциплине наступит тот самый «раскардаш».

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwittervKontakte
Напишите комментарий